среда, 27 марта 2013 г.

Причём здесь порно журналы?

Впечатление такое, ну вообщем, даже не сомневаюсь, что не додала Вам текстов. Автор еще не знает, я не спросила разрешения, но удержаться не могу. Уж слишком мнение интересное по тексту. И книга будет хороша.

Причём здесь порно журналы?   Банды Шолтес. Отрывок из фестивального романа.


Само по себе мнение или одна уже мысль о том, что ты способен попытаться написать (гипотетически) имеющую право на издание книгу является в некоторой мере проявлением нарциссизма, высокомерия и литературных понтов. И признаком энергичной лени – «я, чуваки, точно могу шото написать. Даже лучше, чем Такой То. Но пока не хочу/нет времени/коплю материал/бухаю…» В этой ситуации ненаписанная книга представляется тебе такой, такой или такой. А книги бывают разными:
1. Бывает, прочёл и «зафанател», кажется, на всю жизнь. А через 10 лет охладел к писателю/книге/стилю.
2. А случается – читаешь книгу, продвигаешься со страницы на страницу, она вроде неплохая, но никак не начинается.
3. Есть книги, как хороший сон – прочёл на одном дыхании, понравилось, а через 3 дня уже одно лишь смутное воспоминание.
4. Иногда книги попадаются в руки в «нечитабельный» период. Ты её почитываешь по 3-5 страниц в день, а она, хоть и чувствуешь умом или сердцем, что хорошая, но – «не вставляет». И получается, что вроде прочёл, «галочку» в списке поставил, а кайфа не словил. Но не из-за книги, а из-за себя, из-за обстоятельств – душевных и внешних.
5. Существуют, как ни странно, и просто х...ые книги. И для того, чтоб это понять, надо, как ни странно, очень много читать.
6. Встречаются тексты типа-как-бы-хорошие, но «не твоей микрофлоры» – ты понимаешь-осознаёшь, что книга клёвая, умная, достойная, но она оставляет твой «уммозг» холодным. Потому что потому.
7. Попадаются книжки (авторы), вызывающие упрямство – они многим  нравятся, они почти модные (или «подпольно» модные – то есть популярны в кругу типа интеллектуалов), все друзья тебе их «рекламируют». А ты не хочешь эти книги читать именно из-за «рекламы». «Вот не буду я, как все, не буду её читать и всё».
8. Есть книги (авторы), которых собираешься прочесть годами, даже десятилетиями, но никак руки не доходят. А потом постепенно как-то догадываешься, что ты их уже упустил. Они остались в прошлом, и нет и не будет уже никакого смысла их читать.
9. Бывают книги классные, а изданы плохо – то ли шрифт слишком большой или неприятный, то ли оформление слишком понтовое, то ли бумага серая, почти туалетная, то ли издание плохо склеено, в руках рассыпается, то ли ещё что-то. Мне один раз попалось издание Селина «Путешествие на край ночи» – и там было так много ошибок всех видов – по 2-3 на странице, – что всё впечатление было испорчено. Больше Селина я никогда не читал, хотя понял «умом или сердцем», что автор хороший, но – не «влюбился»…
10. Не знаю, кто как, а я обожаю читать за едой. Сотни раз бывало, что вкусная тарелка на столе стынет, а я бегаю по квартире в поисках хоть чего-то свежего, чтоб «зря» вкуснятина не пропадала. Редко ем без чтива, как минимум газету читаю. Так вот – существуют книги, на которых приятно оставить жирно-красноватые супные или соусные пятна. Книга от пятен сразу оживает, очеловечивается и теряет схожесть с новой мебелью, косметическим подарочным набором или, извините, нетронутой невестой.
11. Иногда смотришь на книгу и врубаешься, что это не книга, а брусок какой-то. Или кирпич бумажный или вообще дубина – никто никогда её не читал, не будет читать, а почему этот кирпич до сих пор не выбросили, можно пояснить лишь тем, что: 1. книга эта подпирает мебель (или выполняет другую подобную функцию); 2. соответственно пункту № 8, хозяин книги всё ещё по привычке надеется, что у него дойдут руки до этой книги, но проанализировать данную ситуацию он не решается.
12. У всех есть книги, которые любишь без особенных причин, ни за что. Не потому, что они особенные или крутые – ты любишь их бескорыстно, как вонючую свою собаку, как пыльный цветок на подоконнике, как миску с отбитым куском эмали, как ботинки свои, несмотря на то, что они протекают в дождь.
13. И, наверное, у всех есть книги, которыми гордишься и гостям показываешь, хвалишься. Это как High End аппаратура или кеды новые американские.
14. Бывают книги тупые, ну такие тупые и раздражающие, как долбоёбы, стоящие рядом в магазине.
15. Есть книги, с которыми просто приятно и весело быть вместе, держать в руках, брать в дорогу, по нескольку раз перечитывать. Такая книга похожа на остроумного друга, с которым всегда весело бухать.
16. В последние годы появилось много «вкусных», сдержанно, с каплей юмора/арта оформленных книг, но среди них большой процент тупых или средне-полумодных. Это как фильм, который один раз посмотреть ещё можно, но никому особенно его советовать не будешь. А ещё такие книги напоминают неопытных, глупеньких ещё красавиц с необоснованной претензией на значительность и красивую жизнь.
17. Случается, читаешь нарочито «абстрактные» книги. Читаешь, читаешь, и нихуя не врубаешься – то ли ты тупой, то ли писатель слишком умничает, хотя в самом деле ничё у него за душой умного или интересного, возможно, и нет. А возможно, и есть – х... его знает. Прочёл, и никакого отношения к содержанию сформулировать в себе не смог.
18. Есть «молчаливые» книги. К ним не знаешь, как относиться и ничё о них не думаешь – как-то не можешь разобраться в своих ощущениях по отношению к ним и никому о них не говоришь. Молчишь о них.
19. Есть аудиокниги. Чем-то немного напоминают надувных баб. Или полуготовую еду, которую надо лишь разогреть – нажать кнопочку и прослушать. Лучше, чем ничего. Но голоса, интонации и паузы актёров, читающих текст, выдают мозгу готовый, варёный продукт. Чужое воображение всё уже решило за вас. Почти всё.
20. Существует тип «шкафных» или «полочных» книг. Это такие-типа-респектабельные, очень твёрдые тома, стоящие в зажатом виде в и на разнообразных видах мебели очень долгие годы. Их трогают в основном гости или читающие подростки. Хозяева выбирают их перед ремонтом, переселением и при разводе. А между книгами тем временем происходит диффузия. Иными словами – фолиантный секс.
21. Есть книги-гомики. Точное определение дать им трудно, они гомосексуалисты не в прямом смысле. Единственный их признак то, что если книга-гомик попадается тебе в руки, стараешься, чтоб никто её рядом с тобой или у тебя в руках не увидел. Не то чтобы-там-шото-типа-не-того, но лучше пусть никто не знает, что ты её читал или пробовал читать. Чтоб потом разговоров лишних не было.
22. Женские романы. Имею в виду эти, со сказочно-томными обложками – оформленными в эстетике ожившей, повзрослевшей и ставшей снобистской стервой куклы Barbie. Признаюсь честно – никогда не читал. Но, думаю, бояться их не стоит – существуют они в природе, ну и пусть себе существуют. Есть же детское шампанское, Elton John, пластмассовые цветы, искусственный мёд, золотые зубы, вредные лекарства, ментоловые сигареты, чай из красителей, бабы с ненастоящими сиськами, банки-пытающиеся-н...ть-вас-за-40-минут, мягкие игрушки бегемотного размера, улицы имени Ленина,  живущие 60 лет клопы, умственно отсталый teleshopping,  и стихи о Родине. А чем хуже женские романы?
23. У всех есть в личном списке книги, «которые-к-сожалению-не-читал». Не читал по разным причинам. Были времена, когда мне перед другими становилось стыдно, что не прочёл ту или иную «хитовую» книгу. Но со временем это проходит – врубаешься, что невозможно все одуванчики на поле ногой пнуть, все группы прослушать и всем идиотам своё мнение о них сообщить.
24. Существуют порножурналы. Читать там, конечно, нечего. Непонятно даже, как они попали в этот список. С книгами порножурналы имеют очень отдалённую схожесть – как зелёные нитки с белым канатом. Но порножурналы всё же занимают свою определённую нишу. Это что-то типа мужского варианта женского романа – только без лишних диалогов, рассусоливаний,  романтики и интриг.
25. Бывают ещё «вежливые» книги. Их начинаешь читать, и видишь, что вроде и текст неплохой, и автор уважаемый, и мысли есть хорошие. Но через 50-100 страниц доходит, что читаешь и дочитаешь эту книгу не потому, что нравится, а из вежливости – из уважения к автору и вообще к книге. Читаешь по несколько страниц в день. Долго читаешь. И где-то в глубине души врубаешься, что если б сейчас под руки попалась книга получше – то бросил бы эту. И даже плюнул на вежливость. И от этого как-то не очень уютно в голове. В том месте, что за любовь к книгам отвечает.
26. Иногда попадаются болезненные книги. С надрывом, лихорадкой, температурой, с обгрызенными ногтями, потом, душевно-мозговыми непонятностями и еле сдерживаемыми извращениями. Читаешь и дрожишь. И воды холодной хочется.
27. А ещё есть книги, прочтя которые хочется буквально всех в мире заставить тоже прочесть их, потому что веришь, что человечество станет лучше от этого. Но после 25 лет такие книги попадаются всё реже и реже.
28. В общем, книг есть много. Даже, наверное, слишком много. Главное – любить буквы и слова, абзацы и страницы. Без этой любви даже в хороших книгах смысла мало. Без неё книги исчезнут. А порножурналы останутся. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий