вторник, 5 марта 2013 г.

Бесконечность - в положении стоя, а надо положить её.

"Бездушным и равнодушным, ищущим легкого чтива, людям, которые никогда не страдали и которые ничего не хотят знать о том, что есть выше «тьмы низких истин», вход на территорию творчества Николая Боярчука строго воспрещен."

- Прихватив такое мнение об авторе, складывается впечатление - "для меня, я из тех, котрые поймут". Но вникнуть так и не получается, просто потому что ты счастлив, потому что весна, потому что сонце и глубокие задумчивые темы подождут. Так что получается, ждать момента? Да нет, он неожиданно наступает, и ты и не рад страданиям, но они наступают на горло и тут то, мимо чего легко пробегал становится "светом" и ты тянешся к нему. 
Таким мне кажется "репортаж..." Николая Боярчука. И значение слов "строго воспрещен",  потом, понимается как надо. 





...Это случилось семь дней назад. Или семь лет? Или семь… чего? Эонов? Месяцев? Какие тут месяцы?! Просто семь! Есть семь. А нет того, чего семь… Нет того, к чему приложить эти семь. Семь – меня! Семь моих любимых… А пальцев на руке, сколько их у меня? Десять? Я смотрю на руку, я вижу её, свою руку! Десять! Точно. Вот считаю… Отсчитываю семь и, увы, три осталось. Я смотрю вокруг: ну, да, вот, семь деревьев, вот семь человек… Но их же не семь! Их больше! И всего – больше. И даже пальцев! Вот, на три больше. Странно. Есть семь, и нет семь. Чего нет семь? Дней! А где дни? Куда они делись? Нет лет. Они куда-то прошли. А я остался. И осталось семь. Это время! Время пророчеств. Время моего рождения – время моей смерти. Время моей жизни. Семь – всегда! Хоть умри. Но всюду семь. Хотя, на самом деле, больше. Или меньше. Или, вообще, никак. Уловки ума. Подвохи логики. Но ведь это реально! Хотя бы потому, что я могу умом, сколько угодно вертеть вот эти, приспичило, «семь»… А ну, их! Восемь! И снова осень!

Сезон моей любви и время моей смерти. Почему осень? Потому что восемь уже. А не семь. Семь прошло. Стало восемь. Семь больше никогда не будет. Нигде. И семнадцать тоже не будет… Не будет двадцать семь. И все это мои даты: как ни складывай, а всюду три семерки. Мой код земной и космический. Две моих жизни. Что-то будет третьим. Бессмертие? Да, оно. Но именно только тогда, когда третья семерка превратится в восемь. Знак бесконечности в положении стоя. А надо, чтобы все-таки было лежа… Тогда – бесконечность. Мне надо лечь. И лежать. А я? Бегаю. Суетясь. И все еще чего-то мыслю. Потому что даже если лежа… в том же гробу останусь мыслить, то это будет хотя и не семь уже, а все-таки восемь. Бесконечность - в положении стоя, а надо положить её. Для порядка. И гармонии… Надо отключить себя, свой ум, сознание. Надо перестать жить и думать как все. А как? Само не перестанет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий