четверг, 21 марта 2013 г.

Готовится литературно-публицистический эксцесс


Мир качается: правда - это уже и неправда во благо, верность - не в девятнадцатом веке живем,  честь - где-то у военных должна быть, надежда - живи днем сегодняшним и не думай, любовь - ждать некогда, чудо - фантастика, браво!
Но кто-то обязан обозначить правильность наших современных понятий. Недавно познакомилась с Котом Босиком. Видеть не видела, но поговорили. Будут записки Кота Босиком в соавторстве с Николаем Боярчуком.

Здесь анонс:
Тайные похождения Кота Босиком по самым заповедным уголкам человеческой истории и психологии. Путешествие в лабиринте души, зигзаги подсознания, полеты фантазии в мире придуманном и реальном с элементами фарса, детектива и приключений. История любви. Земной путь человека небесного через грязь и к солнцу - с горстями иронии и щепотками юмора.  

А вот отрывок, еще нешлифованный  - самый смак!


- Прекрати ржать! Я тебя спрашиваю, ты что-нибудь видишь?
- Где?
- Где-где! В заливе ты чо-нибудь видешь?
- А! В заливе... - Старик с прищуром посмотрел на морскую синеву, барашки
бегущих волн, лоскутки соединяющихся с ними сизых облаков. - Не-а! Ничего
не вижу!
- Врешь, зараза! Говори, что ты там видишь! - Оперативник настойчиво
проверял старика, а он вел себя как ребенок и, похоже, дурачился. - Что, ты
хочешь сказать, что там ничего нет?
- Почему это "ничего нет"? - возразил старик. - А чего надоть? ты сразу
скажи, а там посмотрим. Можа, чево и увидим.
- Ну, там чувак один... Купается типа. Или просто стоит в воде и ему море
по колено.
- Алкаш что-ли какой-то? Не-а, нет там никого. Вода как вода. А что?
- Не врешь? А то смотри, суток пятнадцать получишь, так сразу увидишь все,
что надо!
- Ну, ты сразу и скажи, а че надо-то?
- Христа там не видишь? - оперативник пошел в лбовую атаку.
- Гражданин начальник, ты на какой предмет меня проверяешь? - старик
упорствовал и сдаваться не собирался. - Христа, говоришь? А это мое личное
дело, за это ты меня в тюрягу не спрячешь! Может, и вижу! А тебе какое дело?
- Да ты скажи мне по-человечески, видишь или нет?
- А почему это я там его должен видеть? А можа, он у меня совсем в другом
месте? Или ты на понт меня, старого, решил взять вот так с кондачка? да нет
там никого! И учти, я своих не выдаю! И не выдавал никогда!

Оперативник потупил взор, смотрел сосредоточенно в песок на пляже и
подбирал слова, которые могли бы расколоть непослушного и совсем не
учтивого к органам старика. А тот, помыслив, продолжал свою мысль:
- Если там какой-нибудь мужик подвыпивший остужается, так что ты меня
спрашиваешь, иди арестуй! А я тебе не свидетель!
- Значит, точно, там никого нет.
- А я почем знаю, можа, кто и есть...

Таким образом были допрошены еще пятнадцать понятых. В основном они валяли
дурака и на вопросы оперативной службы отвечали уклончиво. Сознаваться
никто не хотел. Это затрудняло задачу и не позволяло обеспечить чистоту
следственного эксперимента. Один с охоткой отозвался живо и подтвердил, что
видит Христа, а с ним и Моисея и еще каких-то святых, и блаженных. Этот
доброволец подписал протокол осмотра места происшествия и подтвердил, что
готов выступить в суде на любом уровне, потому как он-де никого не боится и
приучен говорить всегда только правду.

К вечеру ответственные работники собрались на оперативное совещание и через
некоторое время доложили Лосеву, что версия о каком-либо гипнотическом,
психологическом воздействии на граждан Таганрога подтверждений не получила,
зато лишний раз зафиксирована почти что поголовная ненадежность источников
среди мещан и мирного населения, пораженных глубочайшим недоверием к
органам правопорядка, и это в свою очередь требует расследования: является
ли такая позиция населения сознательной или все-таки кем-то внушена. В
конце концов, решили, что нужно искать зачинщиков и заказчиков.

- Пока никому ничего объявлять не нужно. Делайте это скрытым образом.
Войдите поглубже в научную среду, внедрите туда наших людей, прошерстите
как следует всяких экстрасенсов, гастролеров, паломников и молящихся.
Заодно проверьте нет ли и в наших рядах крота и подрывного элемента!
Короче! работайте настойчиво, а результаты чтоб были у меня на столе. Вам
на все это три дня! - Лосев выдал задание начальнику правопорядка, своим
приближенным и остальным участникам совещания, после чего откупорили
томящиеся во льду бутылки кальвадоса, текилы и отборнейшего коньяка. А в
Москву пошла депеша, мол, дело близится к завершению, порядок будет
восстановлен точно в указанный срок.

Лотеру чутье подсказывало, что нельзя затягивать сборы и пора уже
становиться на крыло, сматываться из Таганрога, пока на улицах не стали
хватать всех подряд и не ввели строжайший контроль за передвижением
населения. Та поддержка, которой он заручился с губернатором Лосевым, могла
в любой момент сойти на нет, потому что доверять кому-либо в таком
положении было бы величайшей глупостью и проколом. Экспедиция вот-вот могла
уже выйти на маршрут. Оставались детали. Была жратва. Средства связи,
оружие, экипировка, приборы - и это уже имелось в упакованном виде. И люди,
пока еще не видевшие друг друга, ожидали на тайных квартирах команды и
условного сигнала "выход!". В составе штаба экспедиции оставались Ботата,
Вуди и инопланетянин - с ними Игорек встречался сразу, когда хотел, потому
что и жили они теперь все в одной гостинице.

Хорошо запомнив инцидент в вестибюле с привратником и администраторшей,
Лотер понимал, что этих так и так придется нейтрализовать или хотя бы
связать - чтобы не подставить под удар самый ответственный момент. Значит,
ликвидация или аннигиляция возможных помех должна была свершиться накануне.
И на этот счет у Лотера был блестящий план, который он и решил обсудить с
заговорщиками, дабы не связываться еще с кем-то из посторонних, не
нанимать киллеров и не просить помощи у местных опг, то есть в криминальных
кругах Таганрога. В принципе он и сам бы мог отравить как-нибудь весь
персонал гостиницы, а в случай чего и все городское население, например,
подсыпав кое-какого порошка в местную водозаборную станцию, добавив к тому
на всякий случай подрыв нефтебазы и главных трансформаторных подстанций.
Но такого количества жертв для успеха экспедиции вовсе не требовалось.
Достаточно было бы отправить на больничный привратника, националистически
настроенных носильщиков и администраторшу. Хотя первоначально Игорек думал
взять ее в заложницы, а уже позднее обратить на свою сторону и поставить на
кухню поваром, без которого ни одна экспедиция не сможет выдержать и
четырех дней пути. Этот вариант отпал сама собой, потому что вопрос кухни
взялся курировать Вуди, а в помощники ему была подобрана надежная
волонтерка, эзотерически настроенная на авантюру никому не известная
девушка из российского захолустья. Ее прибытия в Таганрог ожидали со дня на
день.

Комментариев нет:

Отправить комментарий