суббота, 24 августа 2013 г.

Сельский импрессионизм


Сельский импрессионизм от Людмилы Загоруйко, наверное, так можно охарактеризовать нахлынувший поток впечатлений на писательницу. Жизнь городской успешной дамочки круто повернулась и превратилась в сельские будни. Но острое восприятие окрущающего мира не дают покоя и взгляд автора останавливается на ярких лицах, которые сами себе не интересны, на событиях в маленьком сельском мире, погрязшего в буднях и заботах. Людмила Загоруйко как умелый художник делая зарисовки, преподносит нам великолепные картины неизвестной нам сельской жизни.




(отрывок)

Здесь время остановилось или оно бесшумно ходит на цыпочках. День не рвётся на куски, просто плавно восходит солнце и также медленно уплывает за гору. Ты живёшь в этом движущемся пространстве смены ночи и дня, ты часть его, в ощутимом осязаемом поле ты един, целен и, если бы не синдром хронической усталости, был бы счастлив. Здесь не нужны друзья и знакомые. Они отвлекают от созерцания. И ещё - уверовала, что у нас в тихой ложбинке между гор никогда ничего не происходит, но, к сожалению, ошибалась.
Иногда вечерами сажусь за компьютер. Мне хочется написать о женщине, нашей соседке. Из окна, как на ладони, - её огород, разлогий орех в конце двора, кирпичный игрушечный туалет по тропинке вниз. По ней весело сбегает Василина, двери пенала аккуратно закрываются-открываются, как в вагоне метро, спешит дочь Марьяна с телефоном возле уха, навозным приземистым жуком ползёт свекровь, прямым гвоздиком, деловито спускается Мигаль, муж Василины. В палисаднике - ухоженные грядки чеснока, лука, клубники и кусты роз. Напротив, через дорогу - общежитие для животных. В хлеву живут корова и телёнок, важно разгуливают по дорожкам диковинные куры с хохолками, собранными в причёску-начёс, дружно хрюкает за железной загородкой парочка свиней.
Мне нравится наблюдать за моей героиней, как она ходит, говорит: сумбурно, сбивчиво, алогично, чаще несёт чушь, в которой открытость, наив, и тут уж для точности украинизмов не избежать, детская пронзительная щирість. Но что-то отвлекает, и я забрасываю работу. К тому же зарисовка сырая. Героиня выходит не колоритная, немного вычурная, какая-то ненастоящая, уложенная в текст, как в асфальт. И ещё не хватает фото. Обязательно нужно сделать несколько, но что-то всегда отвлекает, а пока я просто смотрю на неё и наслаждаюсь.
Мне нравится, как она сидит на садовом, хрупком нашем стульчике: плотно, как осенний правдивый гриб. Мощная нога закинута за ногу, лицо – кровь с молоком, на голове неизменный платочек. Этими ногами до ран, синяков и кровоподтёков она цепляется за почти вертикальную гору, когда во время сенокоса сгребает подсохшую траву. Ступни у неё не женские, большие. Изящная ножка не удержала бы на крутом склоне большое её крестьянское, сбитое тело. 
Говорит Василина без пауз, остановки. То ли рассказываемое заставляет её нервничать, и она теребит свою ширинку, так называют тут головной платок, то ли в сердце что-то щемит, млеет, давит, душит, не даёт дышать, то ли она вся такая, как ртуть, живая, текучая.
Я люблю Цылю, Василину, навсегда запомнила её детское, как из мультяшек: «Стану під дощик, помиюсь». Оказывается, в селе так называют прозаический душ. Это она, как сорока на хвосте, приносит новость: священник после двенадцати ночи не велит пастве ходить по селу, чтобы не встретиться с «непевним». Знаменитую сельскую зганянку теперь я готовлю по её рецепту. Мне нравится, как она по воскресеньям идёт мимо наших окон «до церкви»: большая, нарядная, чуть неуклюжая. Вот они с мужем гонят корову к быку, всегда вместе, оба красивые, рослые.
Она у нас частый гость, но только когда газда в отъезде, на заработках, возможно визиты её несколько навязчивы и разрушают последовательность моего дня. Но только муж на порог, Василина исчезает. Чувствую, что скучаю, мне её не хватает. Иду с коротким визитом. Василина и Мигаль сидят рядом в газовке, едят. Она вилкой поклёвывает из его тарелки и без остановки трещит свою обычную, с темы на тему, чушь. Он улыбается и слушает местную радиостанцию, которая называется Василина. Они всегда вместе. Даже в маленькой кухоньке, едины, плечо в плечо, похожи на двух воркующих голубков. 
Недописанный текст лежит, набухает пустотой, больше я в него не заглядываю. Там живёт другая Василина.
http://www.videlka.com/knigi/vasilina-zagorujko-ludmila

Комментариев нет:

Отправить комментарий