среда, 24 апреля 2013 г.

В "мясной лавке" Парижа продают книги


Скромное обаяние Librairie



Скромное обаяние Librairie: В Москве появится бутик французской книгиПарижанин Жан-Поль Колле называет себя скромным книготорговцем. Шестнадцать лет назад он открыл неподалеку от Сорбонны свой первый книжный магазин. Совсем недавно на той же улице по инициативе Колле открылся магазин детской литературы. Кроме того, в его послужном списке открытие книжных магазинов в Камбодже и Таиланде, а в планах — магазин в Москве. Корреспондент «Профиля» встретился с Жан-Полем Колле и поговорил с ним о том, можно ли сохранить индивидуальность и выжить в непростых условиях современного рынка.
— У большинства парижских книжных магазинов оригинальные названия — есть «Шекспир и Ко», «Мона Лиза», «ШоКолетт». А ваш называется La Boucherie — «Мясная лавка». Это что, какая-то аллегория?
— С названием на самом-то деле все получилось очень прозаично и просто. Нашей предшественницей в этом помещении действительно долгие годы была мясная лавка. Сначала, когда занимался обустройством, до внешних атрибутов руки не доходили. Затем несколько месяцев мучился, придумывая название. А потом решил, что, раз книжного магазина с таким названием в Париже еще нет, получится оригинально, если под такой вывеской в витрине окажутся книги. Ну и из соображений экономии.
— А у вас на самом видном месте стоит знакомая до боли по нашим магазинам обложка «Оттенков серого» и прочие международные бестселлеры.
— Как же иначе? В любом продовольственном магазине должен присутствовать обязательный набор продуктов: хлеб-молоко-сыр-овощи-фрукты. Это непреложный закон торговли. Я тоже стремлюсь к тому, чтобы мой читатель нашел здесь все, что ему интересно, в том числе и хиты, которые у всех на слуху. С чего бы это «дарить» прибыль конкурентам? Таких книг у меня, как видите, совсем немного. Зато подобная тактика, гибкость позволяет делать важные для меня оригинальные смысловые акценты. Открою страшную, но вполне очевидную тайну: относительного финансового равновесия удается добиться именно благодаря совсем небольшому числу модных востребованных книг. Остальное — в большей степени «элемент дизайна». Такова реальность.
— Поглядеть — понятно, а купить? Книга все-таки не хлеб и даже не круассан.
— Моя любимая шутка на эту тему: «Стоимость книги должна компенсироваться социальной страховкой». Как распорядиться своими деньгами — свободный выбор человека. Сравните: чашка кофе в непафосном заведении — 3—4 евро, пачка сигарет — 8 евро, самое распространенное и демократичное издание формата pocket-book — 8—10 евро. Что предпочесть — каждый решает сам. Покупка книги все-таки пока остается у нас традицией.
— Продавать книги во Франции сейчас cложно?
— Как и везде. Ко мне часто приходят люди, которые тоже хотят открыть свое дело. Я им говорю: «Прежде всего надо понять: в работе с книгами нет самого важного, чего обычно ищут в бизнесе, — никакой власти и никаких денег».
— «Посоветуйте, что почитать?» И что вы отвечаете?
— По-разному отвечаю, смотря кто спрашивает. Пару лет назад ко мне после школы влетела моя дочь-подросток в очень возбужденном состоянии. И заявила: «Папа, у нас в классе сегодня говорили о Достоевском. С чего мне начать?» Я ответил: «Прочти «Игрока». Вот интересно, что бы в России посоветовали?
— У нас уже несколько лет говорят, что книжный рынок вот-вот рухнет. А ваше мнение?
— Не рухнет. Однако будет сильно меняться. Знаете, самое поразительное для меня открытие за последние годы: книга теперь стала отчетливо сезонным продуктом, как мороженое летом и жареные каштаны зимой. Отсюда и очень неравномерные финансовые потоки. Пики продаж — начало осени и конец года. В эти моменты у меня максимальный ассортимент — до 20 тысяч названий. Затем к весне останется от силы 7—10 тысяч. Наиболее провальный период — лето, особенно август. А ведь с издательствами надо рассчитаться в течение двух месяцев или вернуть книгу. Лавировать в этом потоке так, чтобы не сесть на мель, достаточно трудно.
— Кроме грантов как еще помогает государство?
— Прямой помощи нет. Бывают случаи, когда министерство культуры предлагает серьезные средства на поддержку какой-то определенной некоммерческой тематики. Скажем, чтобы был большой раздел поэзии или литературы, посвященной театру… Сам я никогда этим не пользовался.
— Почему во Франции мощные сети вроде FNAC до сих пор не задавили «скромных книготорговцев», как это произошло у нас?
— Видите маленькие цифры, напечатанные на книге? Это цена. Она одна и та же везде — что во FNAC, что у меня, что в гигантском супермаркете. Двадцать лет назад законодательно была запрещена ценовая конкуренция между книжными магазинами.
— Демпинг невозможен?
— Исключен. И это в какой-то мере уравнивает шансы, дает дополнительные возможности существования таким магазинам, как наш. Даже друзья иногда спрашивают: «Не надоело рисковать?» Но я точно знаю: пока меня охватывает дрожь и азарт нетерпения и любопытства, когда открываю коробку с только что привезенными новыми книгами, — не надоело. Я бы, наверное, и в другой жизни был книготорговцем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий