среда, 5 февраля 2014 г.

Доброе утро, в чем я лично сомневаюсь...

Капитан дальнего плавания на стенде издательства производит впечатление на читателей своим респектабельным видом, открытым лицом с искренне-счастливой улыбкой, и книгой, написанной под впечатлением приобретенного и пережитого. Интерес был, поэтому, не мудрствуя лукаво, взялись за издание электронной книги, в надежде на Ваше внимание. 


Непьер



Половину моего рабочего времени занимает деловая переписка. Проверка почты – это первое, что я обычно делаю, когда утром просыпаюсь и последнее, что я делаю вечером перед сном. В этом рейсе я переписывался с людьми, которые находятся в Германии, Австралии, Новой Зеландии, Чили и во всей Азии от Японии до Мьянмара. Казалось бы, деловая переписка упрощена до минимума. Стандартное вступление, короткий текст и в конце стандартное завершение сообщения. Научиться этому очень легко. Но самое странное то, что в большинстве случаев я не знаю, кому пишу ответ – мужчине или женщине. Да, они подписывают письмо своим именем. Но почти всегда я понятия не имею мужское оно, или женское. А отвечать же надо по шаблону “уважаемый господин”, или “уважаемая госпожа”.

Когда мы первый раз пришли в Непьер, на борт первой поднялась женщина, лет 50-55, короткая стрижка, минимум макияжа. Красивые очки в золотой оправе. Одета по-деловому, папка с документами. Типичная европейка. Вахтенный привел ее в мой офис и доложил: агент.

Я здороваюсь, предлагаю присесть, кофе...
– А где Джеки? –  спрашиваю я.
Всю переписку я вел с агентом Джеки Чарлстон. Тут ошибки быть не могло. Джеки Чан – он же мужчина. В Новой Зеландии много китайцев живет. Вот и я ожидал агента Джеки, китайца.
– Я Джеки, – отвечает женщина. – Ничего страшного. Я привыкла, что ко мне все обращаются как к мужчине.
В тот момент я очень неловко себя чувствовал. С тех пор все свои сообщения я подписываю своим именем и рядом в скобках (Mr.). Ведь если я не могу разобраться с именами, то у тех, кому я пишу, наверное,  должны быть те же проблемы.


Сейчас будет наш второй заход в Непьер. Накануне вечером Джеки сообщила, что лоцман нам заказан на 10 утра. Мы как раз вовремя успеваем.
После завтрака я поднялся на мостик. Вахтенный доложил, что связывался с портом и что лоцман подтвержден на 10:00. Я взял бинокль, чтобы лучше рассмотреть берег. Мы почти прошли мыс Киднеппер. Непьер виднелся уже милях в пятнадцати к северо-западу. Небольшой двухэтажный городок с парой больших супермаркетов. В прошлый раз я бегал от порта на запад вдоль берега залива. Значит, сегодня побегу на юг вдоль океана. Хоть тут сейчас и зима, но склоны зеленые, солнце светит. Должно быть интересно.
– “Веллингтон”, “Веллингтон”, это Непьер-порт вас вызывает.
Беру трубку. Отвечаю:
– На связи.
– “Веллингтон”, ваш лоцман отменен. У нас предупреждение о цунами. Порт закрыт.
Я расплылся в улыбке. “Очень смешно…” – подумал я.
– Принято, что лоцман отменен из-за цунами. Это учебная тревога? Так, когда будет лоцман? – переспрашиваю я. 
У нас у самих часто бывают такие учения: надо всем звонить и докладывать какую-то аварийную ситуацию, а потом говорить, что это была шутка, в смысле, учебная тревога.
– “Веллингтон”, это не учения. Разворачивайтесь и уходите в море. В порту срочная эвакуация из-за опасности цунами.
В этот момент ко мне подходит третий помощник с телексом в руках и с перепуганным видом. Быстро просматриваю – действительно, только что пришло предупреждение о цунами. И нигде не вижу строчки с указанием, что это учебная тревога.
– Непьер-порт, это “Веллингтон”. Вас понял. Лоцман отменен. Ухожу в море. 
Что такое цунами, к сожалению, знают уже все. Только недавно в марте смыло половину области в Японии. И тогда же из-за сорокаметровой волны взорвалась Фукусима. Еще за несколько лет до этого в Тайланде цунами смыло целый курорт со всеми отдыхающими.
Перечитываю внимательно телекс. Землетрясение 7.6 балла. Позиция эпицентра около 1000 миль от нас в океане. Время землетрясения – полчаса назад. Предупреждение о возможном цунами относится к северному и восточному берегам Новой Зеландии,  дальше – огромный список островов плюс Австралия.
И что мне теперь делать? Осмотрелся вокруг в бинокль – всё, вроде, в порядке. Солнце светит, погода хорошая. Как-то не верится, что в такой чудесный день может быть цунами. Волну еще не видно. А в памяти всплывают кадры хроники японского цунами.
Первое наше правило в аварийной ситуации: если не знаешь что делать, открывай аварийную инструкцию. Там расписано всё, что надо делать.
Но я знаю все эти инструкции почти наизусть. Пожар, столкновение, человек за бортом, разлив нефти, поломка двигателя, плохая погода.… Но что делать при цунами – не знаю. Нет такой инструкции у нас. В принципе, похоже на плохую погоду. Но это же совсем не то. В мореходке что-то рассказывали про цунами. Но это было 100 лет назад. 
Беру свой любимый адмиралтейский справочник НП 100, где коротко написано обо всех природных явлениях, которые могут встречаться в море. Быстро нахожу в алфавитном указателе цунами. Читаю: скорость распространения цунами в открытом море 300-500 узлов. Отлично! Это то, что надо. Именно этой информации мне не хватало, чтобы собрать пазл. 
Сразу подхожу к электронной карте, рисую  эпицентр землетрясения. Дистанция от нас 1000 миль. Направление – 030 градусов. Волна идет на нас со скоростью Боинга 747.
 Значит, у нас осталось полтора часа. Прикольно... Я дочитал параграф о цунами. Всё остальное я, в принципе, и так знал.
Мы шли уже милях в десяти от Непьера. Я подумал, что через 2 часа этого городка уже может здесь не быть. Что же им так не везет? 100 лет назад город был уничтожен землетрясением. Кстати, именно после землетрясения в Непьере правительство Новой Зеландии ввело четырехпроцентный налог, чтобы собрать деньги в фонд восстановления от последующих землетрясений. Получается, что 100 лет они собирали деньги, чтобы теперь восстановить Крайстчарч и Литтлтон, в котором мы были позавчера. Крайстчарч действительно восстанавливают очень быстро. Видно, что денег собрали немало.
 Вдали за Непьером виднелись Новозеландские Альпы. В принципе, жители города могут успеть до них доехать и спрятаться в горах. Если их вовремя предупредят о цунами. Но если Непьер смоет, то наш следующий порт Турангу тоже должно смыть, потому что он находится на северном побережье.  И что мы тогда будем тут делать? Поедем сразу в Японию. Топлива и провизии у нас достаточно на месяц ходу. Позвоню-ка я агенту Джеки. Пусть забирает семью и едет в горы.
– Здравствуйте, Джеки.
– Здравствуйте, капитан. Я как раз собиралась вам звонить. В порту эвакуация из-за возможности цунами. Вашего лоцмана отменили.
–  Я знаю. Хотел вас предупредить. По нашим расчетам цунами ударит с 10:00 до 11:00. Мы уйдем на 30 миль от берега. Мобильный работать не будет. Связь по электронной почте, или по УКВ.
– Хорошо. Всё ясно. До свидания.
– Всего доброго.
Я положил трубку. Да-а-а-а, думаю. Вот, попали! 
– Штурман, курс 030 градусов. Впередсмотрящий, ожидаем цунами с направления “прямо по курсу”. Ведите постоянное наблюдение. Докладывайте обо всём, что увидите. Главное – как только появится волна,  сразу докладывайте. Нам надо успеть повернуть судно прямо на нее. 
Штурман и впередсмотрящий подтвердили, что всё поняли. Судно начало выходить на новый курс.
Для нас самое главное, чтобы мы встретили волну абсолютно ровно носом. Тогда мы на нее взберемся и потом аккуратно съедем вниз. Ну, может, зароемся носом в следующую. Максимум, что может случиться –  поломаем на баке швартовные лебедки и погнем волноотбойник. Ну, может, еще потеряем пару контейнеров. Если встретим волну боком, то перевернемся. По статистике при опрокидывании судна выживает 1 % экипажа. Проверяю по расчетам прочность корпуса. Изгибающий момент от нагруженных контейнеров и балласта 85 % от допустимого. Судно хоть и двухсотметровое, но сломаться не должно. Даже при изгибающем моменте 99% корпус судна должен выдержать любую волну.
Параметры остойчивости самые оптимальные для плохой погоды.
“Да, но это же цунами! Для цунами расчеты не делались же...“ –  сам себе возражаю я.
А откуда судно знает, что это цунами. Скажем ему, что обычная волна. Мы что, мало по волнам скакали в тайфунах? Просто в тайфуне они одна за другой 3 дня подряд. А здесь сейчас одна пройдет. Потом, может, за ней еще вторая, и всё. Это же не южноафриканские волны-убийцы, а обычное цунами. Главное уехать подальше от берега на глубокую воду. Тогда, может, и пронесет. 
Этим курсом через полтора часа мы будем как раз посередине огромного залива в тридцати милях от ближайшего берега. Глубина 70 метров. Кстати, залив имеет форму буквы С. И от эпицентра мы частично закрыты мысом, который врезается в море.  Место будет вполне безопасное для встречи с этим монстром. Если кому и надо бояться волны, так это тем, кто сейчас на берегу.
Тем временем я включаю микрофон громкой связи и делаю объявление по судну:
– Вниманию экипажа. Доброе утро. Мы получили предупреждение о цунами. Подготовить судно к большой волне в 10:00. Задраить все двери, люки и вентиляцию. После 09:30 всему экипажу находиться в надстройке. Выход на палубу запрещен. 
Я отключил микрофон.  “Доброе утро, в чем я лично сомневаюсь”. Вспомнилась фраза из мультфильма “Винни Пух“.


Комментариев нет:

Отправить комментарий