понедельник, 22 июля 2013 г.

О любви...

С каждой главой и понятой строкой, все больше удивляюсь и не могу, совсем не могу представить человека, написавшего Записки Кота Босиком. 

Из Записок Кота Босиком. Николай Боярчук. 

***
«Мари-Аннушка, о любви. Ты попросила у меня. У своего Василька. И я стал думать о Любви. Милая, разве ты не знаешь, что любить - это очень больно? Знаешь, потому что иначе любить невозможно. Если не переживать за тебя, если не думать, если не бояться обидеть или не стараться ничего не упустить, если не следить за глазами. Если не вслушиваться в твое дыхание, Если не вникать в твои слова, Если не умирать каждый день. Как эгоист самовлюбленный. Если не таять ночью. От желания отдать. Если не устранять себя. Из внутренней жизни. Чтобы не пропустить твою. Ты понимаешь, о чем я говорю? Ты чувствуешь любовь мою?  


 Ну, а вдруг не понравится?»

***
«Все мы люди и нет у нас права отрекаться от обычной человеческой жизни, заменяя ее виртуальным или выдуманным суррогатом. Этот путь ведет к разрушению. Просто живите, и будьте счастливы». (Из письма ко мне.)


***
  «Что Вы думаете насчет нашей возможности так или иначе уже при жизни (не умирая) постигать миры, отсюда и при обычном нашем состоянии сознания недоступные? И по этому же поводу; Что тогда сумасшествие? И не выходит ли так, что те из нас, про кого говорят, что они сошли с ума, наоборот, вернулись к уму? А мы в это время, думающие о себе, что умны, на самом деле безумствуем?» (из письма ко мне)

Люди! Будьте внимательнее друг к другу, и юмор тогда станет намного добрее..

Стандартный человек мыслит стандартно. Хорошо ли это или плохо? Без стандартов нету стада. И прежде чем к чему-то придти, необходимо пройти некие стадии. На стадионе сидел и вот что подумал. Пишу сразу, чтобы не забыть потом насчет нашего ума, сознания и движений наших душевных...

Мы, очевидно, оперируем не очень таким богатым арсеналом своих человеческих способностей, и вот я как бы пытаюсь определить основные наши методы познания действительности, значит, её отражения и, таким образом, вживления себя в эту действительность:

есть иммагинация;
есть инспирация;
есть манипуляция
есть интуиция;
есть имитация;

имитация - это самое отстраненное соучастие человека в общем движении мироздания, в том числе и в обществе, но и самое распространенное: мне кажется, большинство из нас постоянно что-то имитирует, на имитации стоят многие поступки животных, и здесь их "мудрость" - не повторять ошибки предшественников, но повторять и имитировать наилучшее, что прежде кем-либо было достигнуто...

интуиция - это то, что мы не знаем: мы не знаем источника наших озарений и того, как и почему к нам поступает та или другая исключительно верная и чистая информация; мы сами воспроизводить её почти что неспособны разве что некие старцы. А ты что, старица у меня?

про манипуляцию говорить неприятно. Это, примерно, Кастанеда. Это корысть. Злодеяние. Но! у врачей это метод лечения, а вот инспирация - это уже движение сердечное и душевное - это уже работа души..

иммагинация - это как бы оперирование образами, их даже создание  - это уже почти высший класс. или уровень душевной деятельности. это уже как бы творение миров - по образу и подобию Божьему - то есть примерно, как и Он творит. Это способ восприятия и отношения к действительности - уже весьма и весьма душеполезный. А?

Мы постоянно вживляем себя в действительность. Когда мы что-то говорим, то мы уже совершаем некую экспансию по отношению к человеку, которого, например,  хотели бы заставить нас слушать. Мы проявляем себя, мы внедряем себя в жизнь, имея ввиду главный для нас её фактор «Я есть!»

И наша душе-сознательная деятельность есть прежде всего проявление нашего «Я» и даже его самоутверждение.

Отключи наше сознание – и нас нигде нет. Конкретно, тебя или меня. Нет того самого «я», которое орудует, орает, а бывает, и просто орёт. Может оставаться где-то как бы наше тело, я не про плоть даже, а про оболочку, скафандр бытия, но если мы не сознаем своего соучастия в мироздании, то нас нет. Нигде. Хотя бы для нас самих.  Некий наблюдатель со стороны может видеть нас и то, что мы в Его очах как бы еще живы, но мы мертвые есть для себя самих…


Ангелы, наверное, не имеют свойства ковыряться в своих душах, потому как они суть служебные духи. А человек ковыряется. Ангелу нет восторга от того самосознания, что он может сказать себе: «А я есть!». А человеку это ликование необходимо, как воздух и как само дыхание… Дыхание – есть образ проявления жизненности. То, что бездыханно, то и не живо. Мысли – тоже своего рода дыхание.

Комментариев нет:

Отправить комментарий