пятница, 21 ноября 2014 г.

Счастливая пара

Всегда интересно, чем ответит мировая сеть на мой запрос. На сей раз она меня немного разочаровала. "Счасливая пара" почему-то обязательно слипшиеся в объятиях двое. Не помешало бы сети расширить свой кругозор)))...

Людмила Загоруйко. Счастливая пара.

Они сидели в автобусе сразу перед нами. Он - плотный мужчина в расцвете лет и сил, ну прямо роскошный плотоядно-вульгарный пион в каплях утренней росы. Она – небольшая, с нездоровым цветом лица, пучеглазая. Если уж следовать в сравнениях теме флористики, плохо политый комнатный цветок, увядающий и чуть жалкий. Обоим им было не больше сорока пяти.
Мы путешествовали много, переезжали из города в город. Дорога долгая и утомительная. Она всё время смотрела в окно, без интереса, как-то слишком покорно. Он не вписывался в сидение, ёрзал, шарил по сумкам, рокотал голосом, жалуясь на неудобный живот. Потом круто менял тактику, бросался к ней, шептал что-то на ухо, обнимал за шею всей мощной рукой, от плеча, как крюком обхватывал. Острый локоть-петля вылезал на нашу сторону, вот-вот зацепит. Она – полное спокойствие, каменный сфинкс созерцающий. «Любовница» - прилепила ярлык моя спутница. «Некрасива и стара, если бы молодая, ноги от шеи», - не поверила я. Выглядели мы, конечно, тоже… Две видавшие виды тётки-оценщицы. «Фабрика» - продолжала клеить ярлыки спутница. Тут я не поняла смысла. Она уточнила: фабрика переработки продуктов. Действительно, он всю дорогу ел. Жевал бесконечно, с маленькими перерывами. На коротких остановках рвался в ресторан, опаздывал, торопливо шёл, неся в руках свёртки с продуктами. После сортировки (что и когда употребить) начиналось поглощение, потом распихивалось по сумкам, кармашкам, карманам, пакетам. Сем процессом дирижировал он, извлечением из сумок, с последующей упаковкой остатков-останков, сбором мусора – тоже он. Она с лёгкой улыбкой выполняла часть его распоряжений.
- Свєта, Свєта, - може б ми вже їли…
- Свєта, Свєта, може нам час попоїсти..
- Свєта, …ковбаски не хочеш?
Она лениво отрывала взгляд от окна, улыбалась ему всем лицом. ВЫпуклые глаза оживали и светились фонариками, полоска губ изгибалась ленточкой в банте. Свєта тихо давала добро, как бы благословляла на очередное чревоугодие . И он начинал снова есть, пить, громко жевать, глотать, икать. Одержимый, думала я, прямо булимия какая-то, но новый знакомец был общителен и нам, двум штучкам, наконец, понравился.
Миша меня уважал, во-первых, за очки, во-вторых, за то, что знала ответы на каверзные вопросы нашего руководителя группы. На самом деле они были просты и под силу любому школьнику, который к процессу обучения относится серьёзно. Миша, по всей вероятности, школу пропустил за ненадобностью. Действительно, зачем прагматику знания из учебника? Главное, чтобы в жизни разбирался. Он, Миша, поворачивался в кресле почти на 180 градусов, шея его напрягалась и краснела, и рассказывал о странах, в которых они побывали. Рассказы были хороши и походили на лубочные картинки. Они возникали передо мной, как будто я смотрела фильмоскоп из своего детства. Вместо надписей шли устные комментарии. Вот они со Свєтой поднимаются на гору Сион. Тут христианское благочестие льётся через край. Семья набожная и глубоко верующая. Вот обедают устрицами на острове Крит. Тут всё наоборот, не лезут проклятые деликатесы в горло. Ему до сих пор жаль выброшенных денег.
Понемногу всплывал их личный сюжет. Мигаль - предприниматель: мясной. магазин, ферма с хрюшами, колбасы, шойты, разные копчёные вкусности, дом с бассейном, двое взрослых детей (сын и дочка), комплект. Ферма? Я в ужасе и вовсю жалею Свєту. Такая вся хрупкая, болезненная и на её плечи…Она улыбается своей тонкой улыбкой. Говорит, свиней обслуживает один человек, кивает на мужа, всё продумано и удобно, хлопот минимум. Он занят полем, детьми, стройкой. Он занят семьёй.
Миша в своём селе авторитет и примерный христианин. Местная церковная община доверяет ему деньги. Миша умеет заработать на церковные нужды, провернуть гешефт, настоять на цене.
Мы на море и хочется рыбы. Пара соглашается взять меня с собой в ресторан. По дороге заходим в продуктовый магазин.
- Свєта, Свєта, - візьмемо олівкової олії собі і мамі.
- Свєта, Свєта, скільки брати, 5 банок хватить?
- Свєта, Свєта…
Свєта молчит, как будто не для неё многократное повторение мантры. Она обводит спокойным отсутствующим взглядом полки магазина, улыбается тихой улыбкой. Я в ужасе. Пять банок – это пять пятилитровых жестяных канистр. Двадцать пять литров плюс тара. Куда? Зачем? Ох уж плотояден, убила бы собственноручно, не выдержала б такого и минуты.
- Свєта, Свєта…
Пауза затягивается и напоминает антракт. Наконец, она чуть кивает. Он принимает почти невидимый кивок, как сигнал, успокаивается и сосредотачивается на пиве. Из холодильника извлекается несколько банок. Мне советуют сделать тоже, потому что в ресторане пиво дорогое, мы закажем по одному, а потом разольём по бокалам ещё, но своё. Пиво пить я не хочу, но Мишу слушаю твнимательно, обстоятельный мужик.
Садимся на террасе, внизу – море, чайки. Наконец, приносят меню.
- Свєта, Свєта, рибу ми їли тут вчора, давай замовимо фасолі.
- Свєта, Свєта.
Она молчит, лёгкая улыбка, кивок головой и перед ними – блюда-близнецы, пиво в бокалах, сыр, хлеб. В тарельках – наша закарпатская еда, разваренные бобы в подливе густо сдобренные красным перцем. Сказывается тоска по родине.
- Свєта, Свєта, фасолі смачні, Свєта, Свєта.
Она смотрит на море, пригубливает пиво, ставит бокал перед ним. Глаза вспыхивают огоньками, лёгкий кивок головы, как тайное признание. О чём это они сейчас говорят? Он откидывается на спинку стула в умиротворении. Съедено всё.
- Свєта, Свєта, фасолі піші, правда? Не тичкові.
Он ждёт, ему нужно подтверждение, её одобрение, её улыбка. Какого чёрта, без разницы выросла эта фасоль на палке или разрослась в земле кустом? Зачем ему эта деталь, сколько ж можно к ней приставать? Он замер, ждёт, он должен видеть её глаза, обезображенные болезнью, их лучезарный свет. Она должна ему кивнуть, иначе мир перевернётся и исчезнет. И всё что было с фасолью, устрицами, спагетти и мороженым утратит всякий смысл, исчахнет, истлеет, превратится в пыль. Откликнись, иначе он не выдержит и тут же за столиком, не докурив сигарету, умрёт. Она кивает, и разница между пишей и тычковой фасолью приобретает смысл, сейчас, сею секунду, для них двоих. И между этой дурацкой фасолью рождаются тысячи их смыслов, оттенки смыслов, для них двоих.
По дороге в готель они выбирают сувениры. Миша напрочь отвергает мелочь магнитиков и сосредотачивается на блюдах из лозы с ракушками. Блюда внушительных размеров, расползлись, как жабы-рапухи. Масштаб. Его устраивает. Они покупают штук пять наборов ерунды, плюс будет пятилитровое оливковое масло, канистрочек не меньше пяти, плюс кожаная куртка, купленная накануне, плюс туфли, платья для дочери. Нет, теперь катастрофически не хватает ручной клади.. Я предлагаю им обратить внимание на чемодан в мелкую клетку. Мне нравится, рекомендую, но причём здесь я.
- Свєта,-Свєта- Свєта, тянет он своё. Она снова молчит.

Не знаю, як би ми жили, якщо б цього не сталося



четверг, 20 ноября 2014 г.

День без каблуков... и бизнес-леди в шоке....


Как нравится мне эта девушка Тануши, как легко читается ее книга...
Нахожу в ней удивительный взгляд на наше жизнепроизводство.
Скоро..."Похитить Dolce&Gabbana". Тануши Сковородка. Отрывок


Так вот. В этой жизни я уже не верю в то, что по фен-шую получу обратно свои 70 процентов обещанного добра. Также я не верю в огромные скидки на обувь Джузеппе Занотти. И даже когда я приду в магазин и обнаружу, что моей пары нет, я буду знать, что мое маленькое, хорошенькое и любимое сердце со мной. И с тобой. Ты, читающий эти строки. Всегда помни! Саран, шиннем и химан всегда будут в твоем сердце. Вера, надежда и любовь. И Dolce&Gabbana. Наверно, мне показалось, но только что мимо меня прошли два модно одетых парня с огромными сумками и красивая девушка в сногсшибательном платье. Что-то и мне пора куда-нибудь на морской пляж. День без каблуков... Бизнес-леди в шоке. А я всегда буду любить вас. Люди, которые вдохновляют меня, вы - классные. Миллиарды поцелуев, тонны сладкой карамели, я вас кохаю, некоторых саранею, а есть такие, что я просто амо без ума.

"Похитить Dolce&Gabbana". Тануши Сковородка. Отрывок

пятница, 14 ноября 2014 г.

Какая мерзость, ваш утренний лондонский чай!

Непринужденно, легко, честно Тануши Сковородка ворвалась в тихую гавань издательства.  
Из песни слов не выкинешь, чую сойдемся,  тексты в настроении...
И талант, и ум, и красота, и простота, и искренность - чую, таким промоушен не нужен, пробъется...

Отрывок...
Глава 1.Почему во всех бедах стоит винить Дольче&Габбана.


Мне никогда не везло с погодой.  Если я надевала босоножки, в Лондоне обязательно лил сильный дождь. 
Приходилось плыть по огромным мутным лужам, которые оставляли мелкие камешки в подошве, как воспоминания о том, что существует прогноз погоды и Твиттер. Таксисты в этот день, следуя законам подлости, вступали во всемирный заговор и проезжали мимо, сверкнув бампером напоследок и оставляя в таком прескверном настроении, которое только может появиться у человека, прилетевшего в другую страну в пять часов утра.
Мелочь упала в маленькое отверстие, послышался звук падающих монет и, через некоторое время, пластмассовый стаканчик наполнился темной жидкостью. Какая мерзость, ваш утренний лондонский чай! Облокотившись об  три громоздких чемодана, окидываю взглядом зал ожидания - кому только взбрело в голову назвать    пластмассовые стулья и вечно спешащие толпы людей местом, где можно блеснуть модным гардеробом! Взять вот старушку, которая нервно следит за табло и крепко сжимает изношенный чемодан. Она явно не придаст значения одежде прохожих, только если вы не служащий таможенной службы. Или странный субъект в коричневом пальто (терпеть не могу этот цвет, что в нем дизайнеры находят). Смотрит себе по сторонам, оглядывается. Кажется, он меня заметил. Отлично, не зря я сюда добиралась на огромных каблуках, нужно ведь красотой мир спасать. Но  моя радость улетучивается быстрее, чем воспламеняется порох. Коричневое пальто направляется в сторону киоска с надписью «Пресса». Вокруг тишина и в зале ожидания ни души, только уборщица, которая моет пол, иногда украдкой рассматривая мое одеяние. Вот и верь после этого модным журналам. Одна известная журналистка недавно написала статью о том, что знаменитости в край разленились — в аэропорт приезжают, чуть ли не в домашнем халате и бигуди. Что толку в моих двухчасовых предполетных сборах? Как будто обслуживающий персонал проходит обязательный тест на понимание различия между Кристианом Лубутеном и Ив Сэн Лораном. 

четверг, 23 октября 2014 г.

Мініатюра для коноплі

Ірина Сіма. Прозаїчні мініатюри.
Конопля
                               
В той давній час, коли я була ще малою...

Майже на кожному огороді вирощували коноплю. Її доглядали і леліяли. Як наставав час збирали, замочували, висушували, а потім розпушували на спеціальному станку, прилаштовували на куделю і пряли. 
Я пам'ятаю незабутні вечори і маму за куделею, вона була великою трудівницею, в  її метких руках спорилося веретено. Тоді для мене було великим дивом бачити як з-під маминих рук тяглась довжелезна сіра нитка. 

Я любила такі тихі затишні сімейні вечори, любила слухати у цій якійсь магічній тиші голос батька, який читав уголос. Він дуже любив читати і українську і зарубіжну прозу і поезію. Я пам'ятаю, як плакала мама над долями Шевченківських Катерини, Назара  Стодолі і Галі…
Ці спогади прокручуються в моїй пам'яті, як кадри давнього улюбленого кіно.

… Довга сіра нитка вилася на веретено, потім нанизувалася на  кросна, які майстрував мій батько  і мелькав “човник”-мама ткала полотно, воно виходило грубуватим і сірим, але вмілі мамині руки його відбілювали: кожного сонячного дня великі плахти полотна стелились на поляні перед хатою, яку ми називали толокою, під літнє сонячне проміння. Полотно відбілювалось.

Я згадую маленькі білі острівці на зеленій  траві - дуже гарне видовище. З вибіленого полотна мама вишивала скатерті, серветки, рушники і ще полотно використовувалось на різні господарські потреби; ще і зараз у мене збереглись скатерть і рушник, які створила моя мама.

У ту сиву давнину конопля приносила красу і користь і час від часу мені хочеться повернути той час…

                                                                                                  

понедельник, 6 октября 2014 г.

Вопрос на засыпку – как отправить товарищей бродяг обратно?

На злобу дня!

Юрий Дихтяр. Отрывок из романа "Бродяги Хроноленда"

Людей было мало, большинство после концерта пошли крушить витрины, сжигать автомобили и бить тех, кто не любит рок-музыку.
Павел приказал официантам принести стол из кабинета директора, который установили на сцене, скинув диджейскую аппаратуру. Стол накрыли скатертью с бахромой, на стену повесили наспех сделанный плакат – на полосе кумача криво было написано – «Вся власть советам». Дабы не травмировать психику Чапаева, в графин вместо воды решили налить водку. Напротив стола на стульях сидели, как в актовом зале, Борис, Максим, Фриц с белком на плече и амазонки. 
- Прошу внимания! – Павел постучал карандашом по графину. – Так, все в сборе? Давайте начинать. Так, тишина в зале.
«Владимирский централ, зла немерянно…» - Павел достал из кобуры пистолет и выстрелил в музыкальный центр. 
- Итак, начинаем заседание, в президиуме у нас – Батько Махно, герр Чапаев, я, Павлик Морозов и независимый эксперт, автор повестки дня, товарищ Герцен, - Павел кивнул в сторону человека, который мирно спал, положив голову на стол. Повестка дня сегодня – кто виноват и что делать? По-моему кого-то не хватает. Так, амазонки есть? Два человека.
Девушки подняли руки.
- Бродяги. Два человека.
- Здесь, - хором выкрикнули Борис и Максим.
- Фашист. Один человек.
- Я.
- Белка. Одна штука.
- Нет, нормально! – возмутился белк. – Всех в человеках меряют, а меня в штуках! 
- Белка есть? – повторил Павел.
- А то, блин, не видно. Можно подумать, я на бегемота похож. Есть, есть.
- Однорукий клоун-убийца. Где клоун? 
Все стали озираться в поисках клоуна.
- Я не понял! – Павел стукнул кулаком по столу. – Почему неявка? Я же говорил, чтобы все были!
- Говорил я тебе, надо было его ещё в параше завалить, - сказал Махно. Теперь кворума не будет.
И тут в бар вошёл по-щёгольски одетый мужчина в полосатом костюме, лакированных штиблетах, и с кожаным кейсом в руках. Гладко выбритый, с набриолиненной причёской и пахнущий на весь бар дорогим одеколоном. Вместо кисти левой руки у него был крюк.
- Простите за опоздание, - он присел на стул, рядом с Рииль.
- Вы кто? – спросил Павел.
- Я Мэнсон.
- Вас приглашали?
- Конечно, вы лично приглашали.
 - Вас нет в списке, - Павел пролистал бумаги. – Не хватает одного человека – клоуна-убийцы.
 - Это я.
 - Да? Что-то вы не похожи на клоуна. Освободите помещение.
 - А так? – Чарли вытащил из нагрудного кармана пиджака огромный букет роз, из внутреннего кармана – кролика, а из уха – монетку.
 - Вы фокусник?
 - Да, мы с клоуном в одном цирке работаем, он попросил его заменить, у него расстройство желудка. – Чарли улыбнулся, обнажив острые пеньки выбитых зубов. – Это я, чтоб не объяснять долго, - шепнул он Рииль.
- Хороший костюмчик, - сказала она.
- Да, пришлось убить продавщицу. Денег-то у меня не было.
- Так, тишина в зале. Хорошо, начитаем. Первый вопрос – кто виноват. С докладом выступает бродяга Борис. Прошу.
Борис подошёл к столу, стал лицом к залу.
- Мы не виноваты. Вернее, может, и виноваты, но мы не хотели. Это был неудачный научный эксперимент. Открытие века! Машина времени. Учёные всего мира бились не одно десятилетие над созданием машины времени. И удалось это только мне. Доказательством этого служит тот факт, что я сейчас выступаю с этой трибуны.
- Короче. – перебил его Павел. – Давайте по теме.
- Я всё.
- Хорошо, садитесь. Максим, у вас есть, что добавить?
- Да, - встал Максим, - можно я с места? Товарищи, честное слово, я не виноват, это он меня в машину затащил. Кто же думал, что она работает. А я, честное слово, не хотел. Да если бы я знал, разве я позволил бы.
- Хватит, садитесь. Всё ясно. Теперь, второй вопрос – что делать?
- Предлагаю всех порубить шашкой, и дело с концом, - предложил Махно. – Василий Иванович, вы как?
- Я за. Голосуем? А то мне уже надоело тут сидеть. Кто за то…
- Товарищи! Прекратите, - Павел строго посмотрел на Махно с Чапаевым, - дело серьёзное. Нам необходимо отправить бродяг обратно, иначе наш мир рухнет. Как именно, никто не знает, но процесс уже запущен. Да разбудите вы уже Герцена!
Чапаев ткнул спящего локтем в бок. Герцен поднял голову, близоруко осмотрелся, вынул из кармана пенсне и напялил на нос.
- Товарищ Герцен. Вопрос на засыпку – как отправить товарищей бродяг обратно?
- Обратно? Да легко. Нужна машина времени. 
- Понятно, и где нам её взять?
- Где-где, сделать. Вот товарищ пусть и сделает ещё одну. Какие проблемы? Есть ещё варианты – если он её изобрёл год назад, то должна она быть где-то сейчас. Подозреваю, даже где. Есть у меня один знакомый коллекционер. Он ни одну машину мимо не пропустит.
- Машину разобрали на запчасти. – сказал Борис.
- Не факт, что она была одна. За год можно было наладить серийное производство. Так что, думаю, где-то есть ещё образцы. Вот вам телефончик, - Герцен написал в блокноте номер, вырвал листок и протянул Павлу.

четверг, 2 октября 2014 г.

Вірш для осені

Вичитала на сторінці Андрія Любки. Його вірш. Настрій у вірша правильний. Рада за Андрія...

"Головне – дожити до вересня, дотягнути,
Не розучитися дихати, не збожеволіти.
Ходити нічними містами, наче заблукані душі, переходити
З однієї порожньої вулиці на іншу – це наче розглядати
Старі фотографії, де поруч тебе померлі друзі,
Кидати недопалки у воду, раптом змерзнути, підняти голову й
Зрозуміти, що насправді дивишся вниз, що там так само
Ходять ті, кого ти колись втратив, так само мерзнуть, так само
Нервово курять, і така порожнеча між вами, і таке холодне повітря;
Головне – дожити до осені, дихати,
Іноді плакати, бути як завжди сильним,
бути душею компаній, приязно всім вітатися, лише
іноді плакати, кусаючи губи, головне –
дожити до осені, не пов’язати мотузку в самотній кімнаті, не
збожеволіти, дихати, головне - не піти під воду, не відчути,
як тепла омана крові стікає шкірою;
Головне – пережити ці ночі, можна:
Курити, читати, розбивати щось, різати, кричати, іноді
Плакати, лежати у теплому ліжку й знову плакати,
Знаєш, без тебе: вони приходять вночі, говорять зі мною,
Сміються, я їх не бачу, знаєш, я чую музику, стогони,
Знаєш, без тебе все навколо – фільм, і він чорно-білий;
Головне – дожити до осені, чимось займатися,
Читати хороші вірші, кохатися з кимось, крім тебе –
Це лише втомлюватися, головне – дочекатися осені,
Жовтого листя, спокою, щоб можна було знаходити на землі
Яблука, теплі і втомлені, як улюблена жінка,
Кохатися з кимось, швидко дихати, уявляючи постійно тебе –
Це найкраще, що в мене є"
(с) Андрій Любка
https://www.facebook.com/andriy.lyubka?fref=pb&hc_location=friends_tab

Сельский импрессионизм...


Свадьба

В воскресенье ходили на свадьбу, маленькое развлечение среди сельского однообразия. Могли и не пойти, но вызрел внутренний протест: заели осенние полевые работы, их тягостная неизбежность. В общем, решились: отдёрнули, как занавеску, этот вечно висящий над нами дамоклов меч.
Замуж шла девочка из многодетной семьи – живых их, стало быть, девятеро, всего го-ворят, - одиннадцать. Она приходила к нам со своими стихами, записанными в тетрадке, ещё под-ростком. Собственно, стихами тексты назвать сложно, но было в её смутном стремлении изменить предначертанность что-то котёночье-милое и трогательное. Потом девочка исчезла: то ли по-могала замужней сестре по хозяйству, то ли, как все, уехала на заработки А тут вот объявилась, не сама, с женихом. Парень был не наш, не лужанский, из Винницкой области. Молодые решили там осесть, купили домишко, обзавелись кое-каким хозяйством. Там расписались. Домой в Широкий Луг приехали обвенчаться и свадьбу сыграть.
Праздник назначили на семь по местному времени, значит, восемь Киева. Поздно, шли по извилистым улочкам, в темноте казавшимся бесконечными. Небо ещё не совсем угасло, тень уходящего дня на нём задержалась, как будто вела. Действо началось на часа полтора позже. Мы заглядывали из бара сельского нового ресторана в стекло дверей, как в витрину. Невеста стояла в платье колокольчике: голые плечи, тоненькие девичьи руки. Кринолины отзывались на каждый её вдох, двигались, ходили ходуном, вот-вот зазвенят. Над подолом склонилась сестричка-двойняшка, молодая мама одиночка с трёхмесячной девочкой на руках. Плечи у неё тоже обнажены, но по взрослому , без сестринской хрупкой трогательности. У обеих девчонок на головах были нахлобучены почти одинаковые, плоские причёски-блины, похожие на плохие парики. Впрочем, местной кудеснице, парикмахеру Тамарке, испортить чувственную красоту сестёр так и не удалось. Букет невесты из неживых, стеклянных на вид цветов сиротливо лежал на столе, о нём забыли, ну и правильно сделали. Зато маленькая, вуалькой, фата и кружева на запястьях удивительно шли. Я смотрела на невесту и любовалась: такой грациозности трудно было ожидать. На стульях напротив сестёр грузно сидела их мать. Голова - в платке с блёстками. Измученное бесконечными родами тело потеряло форму и ходило, как холодец под новым платьем. Кисти рук двумя подушками тяжело дремали на коленях. Мать наблюдала за дочерьми, глаза ничего не выражали, но иногда в глубине их вспыхивали и тотчас гасли огоньки.
А потом завёлся староста, а потом вереницей пошли к молодым гости, поприветство-вать их материально, а потом и сразу и часто-часто, чтобы не успел опомниться, усиленно разлива-ли по стопочкам, дружно пили. После холодных закусок принесли домашнее жаркое. Соседка напротив аккуратно отделила мясо от картошки, отдав первому предпочтение. Ещё бы, настоящая свинина, телятина, а запахи, запахи…
Ели токан,тоже настоящий, Тячевский, брынзяно- рипляный, то есть, простите, неискушённые, кукурузная мука, сваренная на молоке, с брынзой, картофельным-пюре. Такая себе гремучая смесь, хорошо вымешенная, плотная, на тарелке – горкой. Токан тянулся, как спагетти(не альденте) проваренный, дымящийся, политый шкварками, по-нашему, джумарами. 
Танцевали молодожёны, он – вороном-хищником вокруг, она - пава, кринолины колеблются, .плечики девичьи вздрагивают, ключицы тоненькие, слабенькие, достоинство в каждом движении. Графиня. Где она этому научилась? Загадка. Танцевала мама молодого, рослая, розовощёкая винничанка, кровь с молоком. Из сорняка русской попсы пробивались наши коломийки. Становились кружком, по трое, четверо, пятеро, положив руки друг другу на плечи. Маленькие формирования двигались то в одну, то в другую сторону, вверх-вниз, влево-вправо. Детки тоже сплелись в танце, кружились и топали ногами. 
Молчаливая кузина Петра Марийка, по нашему «перва сестра» обнялась с Оленою Верли-повской. Олена, маленькая, почти игрушечная женщина в платке, пылала щеками. За столом она сидела с дочерью Дюймовочкой и двумя внучками. Все были, как под копирку, на одно лицо. Носы в задорных веснушках. Девчушки - с белоснежными новёхонькими бантиками с жемчужинами бусинок, которые падали им на брови. Семья вела себя чинно, соответствовала моменту, вытирала носы и жирные губы, стыдливо пощипывала белый виноград в вазочке на ножке. Олена жила над Липовцями, в горах, поэтому и называлась Вер-липовська, то есть сверху. Её муж, единственный в селе, умел делать драницы. Ими ещё недавно покрывали крыши. Теперь из особо прочных дощечек он сбивал для всего села ящики. Драницы мы купили у них на забор, сколотили над ним дашок, отдали дань забытой традиции. Женщины сосредоточенно отбивали ногами ритм, чуть раскачивались, плыли по кругу. Топали они не по женски сильно, сосредоточенно колотили ногами на месте, притоптывали, семенили, кружились то в одну, то в другую сторону, останавливались, замирали, потом снова заводили свой мистический танец, в котором шумели зворинки и горные реки, валили лес лесорубы, сплавляли его по Тиссе бокораши, гремели громы, разрывали небо фейерверки молний, шумели ливни. Марийка волочила незатейливую Олену Верлиповскую за собой, та подчинялась, жёстко стучала новыми туфлями на плоской подошве, легко, как мяч, подпрыгивала. Я охнула, увидела эти взлёты вверх-вниз, изломы рук, лежащих на плечах соседа, расходящиеся круги, как капли, на воде. Мне бы понять эту суровую чужую стихию. Мне бы так исступлённо-отрешённо топать и плыть, плыть, туда, где горы и полонины, где цветёт арника и стоят салоши.. 
Потом завели « о боже, какой мужчина». Впервые я услышала эти стоны от своей пятилетней внучки. В песне она безапелляционно заявляла, что хочет от неизвестно кого сына. Пришлось строго спросить у невестки: откуда такой нигилизм? Стало вдруг невыразимо скучно, давил розовый витиеватый наив стен и гипсокартонные изгибы потолка. Я простила им искусственные розы в треугольных высоких конструкциях на столах, деревянную урну-скворечник, которую гости кормили свёрнутыми в трубочку деньгами. Конверт мне строго-настрого запретили брать, потому что был когда-то печальный случай обнаружения в нём свадебной гривны, кто-то коварный отгулял бесплатно. Потом я увидела бело-розовую гладь торта в мелких ракушках из крема и поняла, что не осилю,пора… Мы выскользнули из зала в ночь. Небо сияло(как не банально это звучит) звёздами, пролетел и исчез хвостатый метеорит. Эта девчонка в белоснежном замечательном платье, перед падением в бездну жизни, пусть задержится на секунду и ощутит счастье.

четверг, 11 сентября 2014 г.

Ну что мне сделать для тебя...

Ну вот, доопытничалась... Думала, все прочитано до дыр... Составляя, нет складывая содержание для новой книги, получаю огромное наслаждение, открывая новые отрывков фраз и слова...


Ну что мне сделать для тебя,
В каком, скажи, краю?
Чтоб ты, другого не любя,
Сказала мне: «Люблю»?

Какую песню мне сложить,
Чтоб по сердцу была?
Какую славу заслужить,
Чтоб только приняла?

Я повторяю наизусть
Слова не наугад:
Лишь укажи, не побоюсь
Преграды из преград.

Любую боль превозмогу,
Коснусь любой межи…
Я всё, любимая, смогу,

Ты только прикажи.

В. Сурнин

четверг, 24 апреля 2014 г.

Так вот ты какая, радость!

Люблю я радость обновленья
Свою, от сердца, не взаймы
И в кратком всполохе мгновенья,
И в долгой прелести зимы.

Пускай она бередит душу
И сердцу не даёт молчать.
Я, слово честное, не трушу
Лицом к лицу её встречать.

И от неё не жду покоя,
Люблю за гром, а не за тишь,
Люблю за небо голубое,
За состояние такое…

Словами всё не объяснишь.


Владимир Сурнин

вторник, 15 апреля 2014 г.

Как пушинка зарифмовалась...

Пушинка



Пyшинкa ceлa нa мeня
И, пoвeдя глaзaми,
Cпpocилa, вдpyг: "Любoвь - игpa ?
Иль, мoжeт, - нaкaзaньe?"

Звeнeли вce кoлoкoлa,
И я пoдyмaл кcтaти,
Чтo гoвopящий пyx -  игpa,
A жизнь вeдёт к pacпятью...

четверг, 10 апреля 2014 г.

Самый лучший выход, только из тупика

  …Ищите выход! 
                     Ведь, самый лучший выход, только из  тупика: 
                     Жизнь   карт - бланш.

Скоро. Стефка Модар. Человек-сейф. Роман. Коротко о книге...
Журналисту, Олегу Кривонос, дают задание, написать резонансную статью о нашумевшем деле про гибель детей, виновным считается Виталий Говорухин
Суд приговаривает Виталия Говорухина к 9 годам
Его осуждают за смерть детей, которые погибли по его вине в автокатастрофе
Факт-нарушение правил дорожного движения, и он, как водитель автобуса подверг смерти пассажиров (детей), не справившись с рулевым управлением, создал аварийную ситуацию.  
Журналист Олег Кривонос, ищет правду во всей этой истории, не веря в виновность героя своей статьи.
Перед глазами проходят герои - трагедии: Эмма (мать погибших детей), ее жизнь, знакомство с мужем, утрата его в авиакатастрофе, раннее на несколько лет. Боль ее отца из-за трагедииВедь, в момент аварии, он сидел за рулем  той, встречной, легковой машины, он вынес на руках из горящей машины внуков, которые были, уже  мертвы
Его переживание, горе
Олег Кривонос, втягивается в сопоставлении своей судьбы, которая не сложилась, пребывание в Чечне, встречные судьбы
Олег пропускает через себя все судьбы, как через фильтр, каждый герой живет жизнью, хотя каждая судьба сломана. Он понимает, что не одинок среди своих мелочей жизни, становится уверенным, смотрит с уверенностью в завтра. На глазах развязываются узелки в судьбах людей
В поиске правды находит не виновность Виталия Говорухина.

Злая ирония судьбы, сближает героев. Каждый выходит из своих бед достойно. Виталия отпускают из тюрьмы, его ждет семья. Олег Кривонос, спокойно дописывает статью. Впереди  встреча с незнакомой девушкой, Аней, возможно настоящей любовью.


Как Вам, такое чудо?

«Кошачье сердце» Алексея Котова

С Алексеем Котовым литературный журнал «Парус» впервые познакомился, когда в редакцию поступили несколько небольших рассказов, в основе каждого из которых лежал не просто
увлекательный сюжет, построенный на парадоксе или даже анекдоте — за ними всегда стояло нечто большее, чем забавная история — произведения обращали человека лицом к самому себе и показывали выход из какого-нибудь сложного жизненного лабиринта. Рассказы («Неведомая земля», «Ласточка», «Сволочь», «Кошка», «Дорога из Тимаково», «Радость моя…», «Точка на карте», «Чёртова кожа», «Сашка БогаНет» и др.) были опубликованы и вызвали читательский интерес. С тех пор Алексей Котов — постоянный «житель» нашей рубрики «Человек на земле». Это прозаик «со стажем», пишущий упорно, вдохновенно и, в отличие от многих своих современников-беллетристов, поднимающий серьёзные вопросы, так или иначе возникающие на жизненном пути перед каждым человеком: зачем я живу? что для меня имеет ценность в этой жизни? куда я иду? что такое любовь, вера, жизнь и смерть? почему с нами происходят те или иные события? способны ли мы простить или даже полюбить своего врага? можем ли различить добро и зло?
Не исключением стала и представленная читателю повесть, в которой соседствуют, сверкая изломами, самые разные, порой неожиданные грани человеческого бытия.
Ну, например, кто же не любит кошек!.. Эти пушистые симпатяги прочно вошли в нашу жизнь, кто-то даже утверждает, что мохнатые любимцы способны исцелять от недугов и, вообще, являются носителями невероятных умений — способностями видеть недоступное человеческому глазу, чувствовать различные энергетические поля, предсказывать будущее… Известны многочисленные случаи спасения кошками своих хозяев, а есть коты, которые умеют делать массаж, коты-артисты (как в театре Куклачёва) и т.д.
«Ах, как много на свете кошек, Нам с тобой их не счесть никогда», — утверждал лирический герой Сергея Есенина. Его слова вполне могли бы стать эпиграфом к повести Алексея Котова «Чудо моё зеленоглазое», которая с не меньшим успехом вдогонку известному булгаковскому произведению могла бы называться «Кошачье сердце» и в которой читатель насчитает достаточно большое количество чёрных кошек — для кого-то плохой приметы, а для кого-то — талисмана удачи. Однако повесть, в первую очередь, о человеке.
Это почти детективно-мистическая история — о любви, о живом, необыкновенно чувствительном человеческом сердце, о предприимчивости, творческом подходе к жизни и о подлинной цене всех вещей. Это и впечатляющая картина наших сегодняшних реалий, где нищают старики, здравствуют бандиты, распадаются семейные отношения, процветают пороки, а человек всё больше и больше сиротеет, оказываясь один на один с жизнью без всякой поддержки и уверенности в себе. «Жизнь — невыразима!» — восклицает главный герой повести. И действительно, сама жизнь есть чудо — тайна, которую каждый персонаж повести разгадывает в меру своих сил.
Мотив чуда — очень древний русский мотив, органично входящий и в былины, и в предания, и в сказки. Чудо — как нечто, преодолевающее законы физической реальности, как гавань человеческой надежды, символ спасения. Вспомним, что и тысячелетняя вера наших предков во многом основывалась на чуде. Не будь его, не были бы возможны ни исцеления, ни спасения, ни чудесные преображения, известные православному христианству. Повесть «Чудо моё зеленоглазое» наполнена тайнами, граничащими с чудесами — неожиданные изгибы сюжета заставляют читателя испытывать напряжённое волнение, строить догадки, размышлять над собственной жизнью и, возможно, тоже ожидать чудес.
Не случайно чудесные свойства в повести приписываются именно кошкам. Тема «зверя», число которого пытается «счесть» герой, обыгрывается в произведении в разных вариациях: и посредством реальных зверей — «братьев наших меньших», и через разгадку числа 666 — «формулы уничтожения, числа предателя», и, конечно, через поиск «зверя» в своей собственной душе. Именно душу — свою и близких ему людей — стремится спасти главный герой «Чуда…»
В повести отчётливо звучит мотив исцеления — проходя испытания, как библейский Иов, люди излечивают свои недуги — физические и духовные. Будем верить, что в ходе чтения нечто подобное произойдёт и с нашими читателями, поэтому нам остаётся от всей души пожелать автору вдохновения и новых книг, а тем, кто обратится к этому тексту, захватывающего и, одновременно, вдумчивого чтения.

Ирина Калус,
доктор филологических наук,
гл.редактор электронного журнала любителей русской словесности «Парус»
(Москва).


понедельник, 7 апреля 2014 г.

Прошлое возвращается?..

Вы, как историк, занимались изучением борьбы против советской власти в послевоенной Украине. Сейчас эта тема используется в идеологической борьбе. Слово "бандеровец" постоянно звучит в российской пропаганде. Какие у вас ощущения от этой кампании?

– Ощущение возвращения в прошлое. Сейчас то, что делает российская пропаганда – это по сути повторение советской пропаганды, которой уже больше чем полстолетия. Бандера и бандеровцы еще тогда, в 1940-1950-е годы для советской пропаганды стали символом антисоветского движения. Соответственно сейчас, во время, когда российская агрессия опирается на идеологию возрождения Советского Союза, любое сопротивление этой агрессии называется бандеровским. То есть мы имеем практически повторение прошлого в украинской современности.

– Сохранились ли важные  неопубликованные материалы о повстанческом  движении в архивах КГБ?  
 
В 2008-2010 году была целая информационная кампания со стороны России о том, что не нужно этого делать, нельзя раскрывать секреты
– Конечно, очень много таких материалов. В бывшем архиве КГБ самая большая, наверное, в мире коллекция документов о бандеровцах. Эта коллекция создавалась уже после разгрома повстанческого движения в конце 1950-х – начале 1960-х годов. Это свыше 200 томов, в основном оригинальных повстанческих документов, а также документов КГБ о борьбе с повстанческим движением. Это очень интересные материалы, без которых изучение этого периода невозможно.

– Может быть, есть смысл опубликовать что-то на русском языке, специально адресованное российским читателям, которые хотят разобраться в том, что на самом деле происходило в те годы? Нет таких планов?  

– Есть такие планы. Абсолютно уверен в нужности такой инициативы. Более того, могу сказать, что в конце 1940-х годов тоже были такие инициативы, они были реализованы в издании продукции на русском языке. Одна из главных пропагандистских брошюр того времени называлась "Кто такие бандеровцы и за что они борются". Автором ее был центральный идеолог повстанческого движения Петро Федун, она была опубликована в 1948 году на русском языке.

– Не хотите сделать репринт?

– Уже сделали. И распространяется она по интернету в большом количестве.

Россия волнуется раз....два...три...

Арсен Аваков  Министр внутренних дел Украины ( страница социальных сетей)
Русские раскачивают обстановку в стране. Путин и Янукович заказали и оплатили очередной виток сепаратистских беспорядков на востоке страны - Луганск, Донецк, Харьков. 
Людей собрали немного, но агрессивность зашкаливает. В Донецке в толпу штурмующих здание завели много детей и женщин. Провоцируют переход конфликта в кровь и жертвы.
Отвечу и сепаратистам и тем горячим головам, кто требует ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ прекратить беспорядки. Ситуация будет возвращаться под контроль БЕЗ КРОВИ. Такова команда правоохранителям - это правда. Но правда и в том, что терпеть беспредел провокаторов пацифистски никто не будет. Зачинщиков и подстрекателей ответственность догонит.

МВД не будет стрелять в людей - на кучку проплаченных провокаторов - среди протестующих много обманутых, много пришедших за деньги. 

ПРИ ЭТОМ - ЖЕСТКИЙ ПОДХОД БУДЕТ ПРИМЕНЕН КО ВСЕМ, КТО НЕПОСРЕДСТВЕННО ВЕДЕТ НАПАДЕНИЕ НА ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗДАНИЯ, НА ПРАВООХРАНИТЕЛЕЙ, НА ДРУГИХ ГРАЖДАНСКИХ. 

* * 
Простым человеческим языком скажу Всем, кто искренне переживает - все, что нужно и возможно делается. Прекратите брань и истерики. ОНИ хотят этого. Я же Вам говорю - выдержим - все будет приведено к порядку. Поддерживайте, стабилизируйте - не раскачивайте лодку еще больше. Это последние конвульсии банды. 
Все силовики с утра на рабочих местах. Работаем без паники и истерик, исходя из реалий и возможностей сегодняшнего дня. Ситуацию стабилизируем. Примем накат проплаченных маргиналов и НЕОТВРАТИМО ОТОЖМЕМ. 

Уверен, другого не будет. Почему? Потому, что ни Донецк, ни Харьков, ни Луганск не хотят быть буферной прифронтовой зоной. Восток хочет работы и стабильности! И на эту стабильность будем работать - отсекая маргинез.

Гений из страны "жидобандеровцев"

Для тех, кто посвящен в тонкости культурной жизни по обе стороны Карпатских Бескидов, такое позиционирование говорит о многом. Закарпатье - анклав в анклаве, где все не так, как в остальной Западной Украине. За Карпатами, среди прочего, говорят на диалекте, в котором смешалось с полдюжины центрально- и восточноевропейских языков. Здесь ездят на бициглях (велосипедах), едят кромплю (картофель) и лечатся в коргазах (больницах). Нормативный украинский язык в закарпатских городах и селах звучит едва ли не экзотичнее словацкого и венгерского. Поэтому учительство Мидянки - не только профессия. Это еще и особая миссия, санкционированная силами высшими и таинственными. Он один из полномочных послов украинской словесности в крае, обитатели которого привыкли жить, любить и умирать в многоязычной торговой суете шумного европейского перекрестка. Со всеми вытекающими последствиями:

Старик Гольцбергер ковылял в костел:
Там жили деревянные пророки.
Пресветлых нефов траурные вздохи
Елейных лилий, тихих маттиол...
Орган молчал. Досада, но не злость
Достала Эрика - предвечная как норна.
Спеленутая хвоею Усть-Чорна,
Из этих вот пеленок и старик
И органист, и Питварский, румын из Бребой Алб;
Их души вышколили горы.
Старик все шел, превозмогая хвори,
А органист - в туманах синих Альп
Прислуживает кельнером барыгам
В Гренобле или в Граце...
О, суета миграций, эмиграций! Декораций!
Петр Мидянка.
(Перевод с украинского В. Ешкилева)

воскресенье, 6 апреля 2014 г.

От больших денег сплошные проблемы с пищеварением...


Антуан любил пофилософствовать, особенно если это производило впечатление на слабый пол. Это, в принципе, было не сложно. Слабый пол любил слушать непонятные слова, кивая с умным видом. Этот процесс приближал их к высокому и умному и будил в них желание тут же отдаться. Как можно отказать мужчине, который в течении получаса связно говорит всякую непонятную чепуху? 
Мата хмурила бровки, галантно сбивала пепел с сигареты, вдохновенно вздыхала, словно что-то важное хотело сорваться с её уст, но так и не решилось разрушить идиллию мужского монолога. В общем, девушка очень активно участвовала в беседе.
- Мата, вот что для вас счастье?
- Счастье? – Мата пыталась не думать о счастье, так как поняла, что счастья нет. «Нет в жизни счастья» - такая татуировка красовалась у неё не левой ягодице.  Поэтому ответить было нечего, и она ответила первое, что пришло в голову: - Счастье – это мирное небо над головой. Чтобы войны не было. И деньги чтобы…
- Ах, бедняжечка, - вздохнул Антуан, - Как запущено! Чистая клиника. Прийдётся прочесть вам лекцию. Хочешь стать счастливым – спроси меня как. Вот говорите, деньги чтобы. А сколько вам нужно денег для счастья?
- Ну, не знаю. Чем больше денег, тем больше счастье. 
- Вы ошибаетесь. От больших денег сплошные проблемы с пищеварением, смена ориентации, наркомания, разврат и, как итог, либо пуля в спину, либо петля на шею. Где же здесь счастье?
Счастье совсем не в деньгах. Даже, скорее,  наоборот. Чтобы быть счастливым нужно уметь довольствоваться малым. Красота солнечного лучика, пробивающегося сквозь густую зелень листвы, вкус ледяного пива в жаркий день, пробежавшая мимо красивая девушка в мини-юбке, бокал грога у камина морозным вечером, купленная на распродаже ненужная безделушка. Счастье – это снегопад. Мириады снежинок падает с неба, каждая из них – счастье. Сколько поймаешь в ладонь – то и твоё. Только успей рассмотреть, а то снежинка растаяет и превратится в обычную каплю. Счастье – рассматривание снежинок. Счастье так же мимолётно. Допустим, вы испытываете его, когда покупаете себе красивое платье? 
  - Ну, конечно испытываю. Платья - моя слабость.
  - И как долго длится сия эйфория?
  - Недолго. Когда я понимаю, что я им уже владею, что оно моё, я остываю к нему. То есть, оно не вызывает у меня бурных чувств. 
  - Так же и во всём. Новый мужчина, новая машина, или набор полотенец для кухни – не важно. Как только ты это получаешь – интерес, а с ним и счастье, уходят. Поэтому, чем меньше ты имеешь, тем чаще можешь наслаждаться счастьем. Да и не обязательно чем-то владеть. Смотрите, в данный момент я четырежды счастлив.   Первое – я познакомился с вами. Я бы мог отнестись к этому факту как угодно – равнодушно, раздражённо, меркантильно, но я сам выбрал счастье, и теперь имею возможность упиваться им. Второе – посмотрите на это небо! Оно великолепно. Такая гамма не может не радовать. Третье – вечером концерт. Четвёртое – мы отлично посидели в кафе. Я сыт и доволен шоу с участием самого Павлика. И заметьте, во всех четырёх случаях я сам выбрал счастье по поводу этих событий.
- Да вы поэт! – Мата еле сдерживала себя, чтоб е броситься на шею этому умному, красноречивому философу. – Или идиот. Я видела вечно счастливого полоумного. Он так искренне светился умиротворением.

пятница, 4 апреля 2014 г.

Кому-то небо в шоколаде?

кому-то страх
кому-то смех
кому-то кислая тоска
кому-то жизнь
кому-то смерть
кому-то замки из песка
кому-то пылкий жар любви
кому-то тихий лёд презренья
кому-то в рожу до крови
кому-то вечное везенье
кому-то рок
кому-то джаз
кому-то рубль
кому-то грош
кому-то пуля между глаз
кому-то в спину ржавый нож
кому-то славы яркий знак
кому-то гиблое проклятье
кому-то дощатый пиджак
кому-то свадебное платье
кому-то кайф
кому-то боль
кому-то горькая печаль
кому-то хлеб
кому-то соль
кому-то спирт
кому-то чай
кому-то век
кому-то день
кому-то лишь одно мгновенье
кому-то свет
кому-то тень
кому-то сумрак и забвенье
кому-то бог
кому-то чёрт
кому-то рай
кому-то ад
кому-то имя и почёт
кому-то нет пути назад
кому-то небо в шоколаде
кому-то сапоги в говне
кому-то всё это так надо
кому-то надо, но не мне


Юрий Дихтяр
Фото. Львов

Нежнее нежности...

Можно думать и гадать, что такое талант, кто такой поэт,  в чем сила любви. Не знаю... Читая и чувствую, нежность как одеяло окутывает, греет от холода, прячет нерв...
Владимир Сурнин не изменяет себе... Зачем больше? 

НЕЖНОСТЬ

Нежная ты моя, нежная,
Разная ты моя.
То как равнина снежная,
То как весной поля.

Встреченная нечаянно
Капля из тысяч рек –
Может быть, и случайная,
Только моя навек.

Может, не голосистая,
Но до чего хмельна.
Выпью тебя неистово
И никогда  – 
до дна.

Самою новой фразою,
Словом, что под рукой,
Буду тебя рассказывать
Каждой своей строкой.

Если же буду признанный – 
Знай: это ты да я…
Радость моя капризная,

Неразлюбимая.

P.S. Почему-то решила (в этой публикации) убрать посвящение. Пусть сегодня предметом посвящения станет - мир.

понедельник, 31 марта 2014 г.

Кому достанется место в ее душе?..

ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ


Как сложно уйти, сбежать в никуда
Забыть навсегда вмиг о тебе
Не зная к кому, не зная -  куда
Лишая  тебя места  в душе.

Всё меньше, всё меньше  жду, я, тебя
И, кажется – не было любви
Всё больше, всё больше  жалуясь, я
Что сердце болит, виновник – ты.

Боль прогоню, тебя отпуская
Чуточку взглядом,  молча лаская
Что где – то  Ты,  ненароком, зная
Судилась мне  жизнь  в миру -  двойная.

Я  сплету - кокон из мыслей о любви
Я  отдам – капельку  раненной  души
Я  поделюсь   с тобою, пусть ты вдали
Будь счастливым с другой, живи
Может так, я смогу – забыть.

Стефка Модар

пятница, 28 марта 2014 г.

Не быть мне гуцулкой, если не сделаю это сегодня...

ЗАКАРПАТСКИЕ ПЕРЛИНЫ

Есть цветущий  райский Край 
Там живёт Народ отличный 
Бережёт оазис - рай. 
Там, где горы и долины   

Там леса до облаков 
Города вдоль берегов
Там, где горы и долины 
«ЗАКАРПАТСКИЕ ПЕРЛИНЫ»   
Открываются глазам 
По утрам, утрам, утрам.

ЗАКАРПАТСКИЙ  КРАЙ  

И куда бы я не ехал 
Не стремился в дальний край
Я спешу за горным  эхом 
Вновь вернуться в Вечный рай.
ЗАКАРПАТСКИЙ  КРАЙ 



АВТОР – СВЕТЛАНА БЕЛЛАС
На фото - гора любви

Не тот сегодня день, чтобы не писать...

КАШТАНЫ

Каштановый цвет дурманит, манит 
Кажется, что голову вскружит 
Тянет, как любви,  волшебный – магнит
Это – любовь! Душа говорит.

Каштаны, каштаны
Хочется петь 
Каштаны, каштаны
Божественный цвет.

Каштаны, каштаны
Ввысь хочется взлететь
Каштаны, каштаны
Влюблённый, я. Теперь. 

Каштановый цвет повсюду везде
Мысли мои  в пылу  о тебе
Мы с тобою в однородной среде
Влюбляемся наедине.



АВТОР- СТЕФКА МОДАР 

четверг, 27 марта 2014 г.

Даже в стЕнах замкнутого круга

Иногда надо прислушаться, заглянуть внутрь себя, ведь тебя кто-то направляет...(Светлана Беллас)


Дай Вам Бог

Дай Вам Бог: любить друг друга  
Не боясь стен - замкнутого круга   
Дай Вам Бог найти минуту  
Встретиться, не разминуться.

Дай Вам Бог желать влюбляться  
В мелочи жизни не углубляться 
Друг  на друга всё, ж  не обижаться 
Негативом не перегружаться.  

Даст Вам Бог - мильон в авоське  
Даст тому, кто  всерьёз  вслух  попросит 
Даст по вере - верующий    Вы  
В щедрость искренность  его любви. 

Много - мало, вовремя и к месту  
Даст Вам Бог - сделай мах крестный 
Главное - любите друг друга 
Даже в стЕнах  замкнутого круга.  

Дай Вам  Бог…

26.03.2014 г.

среда, 26 марта 2014 г.

Вот как случается!


Вот – так случается! Что минуты ожидания в аэропорту длиною в час-два расставляют точки над «i», заставляя пережить – радость, отсутствие радости, насладиться тем горьким мёдом, чтобы понять его сладость. И подчеркнуть прямой линией в мозгу, что это - любовь! Понять, простить, поверить! 

Выйти навстречу судьбе из тени одиночества, чтобы стать по- настоящему счастливым человеком! Не боясь пробуждения в преддверии рассвета дня…


Тень одиночества. Светлана Беллас. Роман
ISBN 978-617-7060-51-1

Поработали на славу...


Да ну их к бесу, этих жар-курей

Вот так, пока не знаю, кто чудо, но эти строки хочется с надрывом прокричать... Будет новая книга Алексея Котова.

Прости мне Бог...
Мне водка горло жжет,
А сердце рвет безудержность печали:
Слабеет тот, что справа черт,
А два других вдруг сразу захромали...
И оборвался вдруг чертячий хрип и вой,
Как скошенные — разом — пали черти,
Какая еще бездна предо мной!..
Но стали сани тихим шагом смерти.
Один...
Один!
Какая тишина,
И мертвый скрип и скрежет под ногами...
Мне холодно...
Мне холодно!
И я,
Я плачу над подохшими чертями.
Где ты жар-птица?
Что ты и зачем
Зовешь меня?
Из этой снежной дали
Мне не уйти.
Ведь нет таких коней,
Что б до тебя хоть раз, но долетали.
Иду домой...
Что б было веселей
Поет пурга мне в снежной круговерти.
Да ну их к бесу, этих жар-курей,
Мне просто жаль, что сдохли мои черти...

Идеи, которые рождаются весной...

Идеи, которые рождаются весной - может соберем сборник поэзии о любви? Она такая чудесная и так хочется иметь настольную книгу...

ПОДАРИ

Подари, подари, нежный взгляд
Я  устала   украдкой ждать 
Подари, подари, нежный взгляд
Я не стану  прочь бежать.

Ты бы знал, как тебя люблю
И ночами и белым днём
По тебе с ума схожу
Сердце  жжёт в пылу огнём.

Ты бы знал, как нужна тебе
Только ты не знал о том
Две судьбы в одной судьбе
Магия и   колдовство.

Приворожила, приворожила, я
Тебя к себе приблизила  
Приворожила, приворожила, я
                                                Судьба с тобою сблизила.

                                               АВТОР - СТЕФКА МОДАР 

понедельник, 24 марта 2014 г.

Рыцарь или не рыцарь? Вот в чем вопрос....

Мужчина — всегда рыцарь, даже если однажды утром его забудут тиснуть в железные и слегка ржавые латы. Увы и да!.. Современным рыцарям незачем штурмовать вражеские замки или бросаться на лес вражеских копий. Но знаете, что самое любопытное?  Кем бы не был мужчина и чем бы он не занимался, женщина всегда задает себе один и тот  же вопрос: а рыцарь ли он?.. Ведь согласитесь, глупо выходить замуж за скупого рыцаря-миллиардера или за донжуана, который любит всех прекрасных дам без исключения.

Короче говоря, автор улыбается и говорит: да здравствует славное прошлое, немного скандальное настоящее и светлое будущее!


Алексей Котов. Рыцари и сеньоры. Сборник рассказов.
ISBN 978-617-7060-474