понедельник, 31 марта 2014 г.

Кому достанется место в ее душе?..

ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ


Как сложно уйти, сбежать в никуда
Забыть навсегда вмиг о тебе
Не зная к кому, не зная -  куда
Лишая  тебя места  в душе.

Всё меньше, всё меньше  жду, я, тебя
И, кажется – не было любви
Всё больше, всё больше  жалуясь, я
Что сердце болит, виновник – ты.

Боль прогоню, тебя отпуская
Чуточку взглядом,  молча лаская
Что где – то  Ты,  ненароком, зная
Судилась мне  жизнь  в миру -  двойная.

Я  сплету - кокон из мыслей о любви
Я  отдам – капельку  раненной  души
Я  поделюсь   с тобою, пусть ты вдали
Будь счастливым с другой, живи
Может так, я смогу – забыть.

Стефка Модар

пятница, 28 марта 2014 г.

Не быть мне гуцулкой, если не сделаю это сегодня...

ЗАКАРПАТСКИЕ ПЕРЛИНЫ

Есть цветущий  райский Край 
Там живёт Народ отличный 
Бережёт оазис - рай. 
Там, где горы и долины   

Там леса до облаков 
Города вдоль берегов
Там, где горы и долины 
«ЗАКАРПАТСКИЕ ПЕРЛИНЫ»   
Открываются глазам 
По утрам, утрам, утрам.

ЗАКАРПАТСКИЙ  КРАЙ  

И куда бы я не ехал 
Не стремился в дальний край
Я спешу за горным  эхом 
Вновь вернуться в Вечный рай.
ЗАКАРПАТСКИЙ  КРАЙ 



АВТОР – СВЕТЛАНА БЕЛЛАС
На фото - гора любви

Не тот сегодня день, чтобы не писать...

КАШТАНЫ

Каштановый цвет дурманит, манит 
Кажется, что голову вскружит 
Тянет, как любви,  волшебный – магнит
Это – любовь! Душа говорит.

Каштаны, каштаны
Хочется петь 
Каштаны, каштаны
Божественный цвет.

Каштаны, каштаны
Ввысь хочется взлететь
Каштаны, каштаны
Влюблённый, я. Теперь. 

Каштановый цвет повсюду везде
Мысли мои  в пылу  о тебе
Мы с тобою в однородной среде
Влюбляемся наедине.



АВТОР- СТЕФКА МОДАР 

четверг, 27 марта 2014 г.

Даже в стЕнах замкнутого круга

Иногда надо прислушаться, заглянуть внутрь себя, ведь тебя кто-то направляет...(Светлана Беллас)


Дай Вам Бог

Дай Вам Бог: любить друг друга  
Не боясь стен - замкнутого круга   
Дай Вам Бог найти минуту  
Встретиться, не разминуться.

Дай Вам Бог желать влюбляться  
В мелочи жизни не углубляться 
Друг  на друга всё, ж  не обижаться 
Негативом не перегружаться.  

Даст Вам Бог - мильон в авоське  
Даст тому, кто  всерьёз  вслух  попросит 
Даст по вере - верующий    Вы  
В щедрость искренность  его любви. 

Много - мало, вовремя и к месту  
Даст Вам Бог - сделай мах крестный 
Главное - любите друг друга 
Даже в стЕнах  замкнутого круга.  

Дай Вам  Бог…

26.03.2014 г.

среда, 26 марта 2014 г.

Вот как случается!


Вот – так случается! Что минуты ожидания в аэропорту длиною в час-два расставляют точки над «i», заставляя пережить – радость, отсутствие радости, насладиться тем горьким мёдом, чтобы понять его сладость. И подчеркнуть прямой линией в мозгу, что это - любовь! Понять, простить, поверить! 

Выйти навстречу судьбе из тени одиночества, чтобы стать по- настоящему счастливым человеком! Не боясь пробуждения в преддверии рассвета дня…


Тень одиночества. Светлана Беллас. Роман
ISBN 978-617-7060-51-1

Поработали на славу...


Да ну их к бесу, этих жар-курей

Вот так, пока не знаю, кто чудо, но эти строки хочется с надрывом прокричать... Будет новая книга Алексея Котова.

Прости мне Бог...
Мне водка горло жжет,
А сердце рвет безудержность печали:
Слабеет тот, что справа черт,
А два других вдруг сразу захромали...
И оборвался вдруг чертячий хрип и вой,
Как скошенные — разом — пали черти,
Какая еще бездна предо мной!..
Но стали сани тихим шагом смерти.
Один...
Один!
Какая тишина,
И мертвый скрип и скрежет под ногами...
Мне холодно...
Мне холодно!
И я,
Я плачу над подохшими чертями.
Где ты жар-птица?
Что ты и зачем
Зовешь меня?
Из этой снежной дали
Мне не уйти.
Ведь нет таких коней,
Что б до тебя хоть раз, но долетали.
Иду домой...
Что б было веселей
Поет пурга мне в снежной круговерти.
Да ну их к бесу, этих жар-курей,
Мне просто жаль, что сдохли мои черти...

Идеи, которые рождаются весной...

Идеи, которые рождаются весной - может соберем сборник поэзии о любви? Она такая чудесная и так хочется иметь настольную книгу...

ПОДАРИ

Подари, подари, нежный взгляд
Я  устала   украдкой ждать 
Подари, подари, нежный взгляд
Я не стану  прочь бежать.

Ты бы знал, как тебя люблю
И ночами и белым днём
По тебе с ума схожу
Сердце  жжёт в пылу огнём.

Ты бы знал, как нужна тебе
Только ты не знал о том
Две судьбы в одной судьбе
Магия и   колдовство.

Приворожила, приворожила, я
Тебя к себе приблизила  
Приворожила, приворожила, я
                                                Судьба с тобою сблизила.

                                               АВТОР - СТЕФКА МОДАР 

понедельник, 24 марта 2014 г.

Рыцарь или не рыцарь? Вот в чем вопрос....

Мужчина — всегда рыцарь, даже если однажды утром его забудут тиснуть в железные и слегка ржавые латы. Увы и да!.. Современным рыцарям незачем штурмовать вражеские замки или бросаться на лес вражеских копий. Но знаете, что самое любопытное?  Кем бы не был мужчина и чем бы он не занимался, женщина всегда задает себе один и тот  же вопрос: а рыцарь ли он?.. Ведь согласитесь, глупо выходить замуж за скупого рыцаря-миллиардера или за донжуана, который любит всех прекрасных дам без исключения.

Короче говоря, автор улыбается и говорит: да здравствует славное прошлое, немного скандальное настоящее и светлое будущее!


Алексей Котов. Рыцари и сеньоры. Сборник рассказов.
ISBN 978-617-7060-474

У нас дождь, а у Вас?...


ДОЖДИК ЗДОРОВО!


Я и ты под грибным дождём
Счастье вдруг  своё   найдём
Будем жить одним днём
Ты со мной  
Я с тобой
Клёво -  здорово!..


Не отталкивай меня, плиз...

ПЛИЗ

Просто, улыбнись, не злись 
Разорвать нить любви не торопись 
Просто, губ моих коснись
Я люблю тебя, скажи.

На дворе всё в цвету – апрель
С крыш отчётливо слышна капель
Я в потоке дождя слышу – верь 
Принимаю любовь – одной из вер… 

Это значит: ты нравишься мне
Это значит: ты нравишься мне…


Подними на меня глаза
Пусть дрожит в них любви – слеза
Потихоньку войду в твою жизнь

Не отталкивай меня, плиз.


пятница, 21 марта 2014 г.

Да будет свет !..

Умудренный жизненный опытом, человек, уже понявший главное в жизни - Алексей Котов...
Могу только постараться чему-то научиться...

Да будет свет !.. 


Легче развязать и выиграть ядерную войну, чем вывернуть в сторону зла душу воспитанного в любви ребенка. Те родители, которые оправдывают промахи  воспитания своих детей некоей «окружающей средой», — попросту бесчестные люди.

1.

Вообще-то, крошечный Вовка всегда был, да что уж там скромничать, до сих пор остается хозяйственным малышом. Болтик, никчемная проволочка или даже пустяковое цветное стеклышко всегда находят достойное применение в его немудреном малышовом хозяйстве. К сожалению, у Вовки мало друзей. Во-первых, он пока не ходит в детский садик, а, во-вторых, его старшей сестре Оле уже целых десять лет. Олька — по мнению Вовки — уже не только взрослая, но даже совсем уже пожилая дама. С младшим братом Сережей Вовка пока тоже не может найти общий язык — Сережка только учится ходить. Короче говоря, в свои неполные пять лет хозяйственный Вовка уже порядком привык к одиночеству.
Визиты в деревню к деду Вовка, любит особенно сильно. Дед Миша и бабушка Валя, а еще их большой дом и двор со всеми постройками, пахнут для хозяйственного и обстоятельного Вовки как-то по-особенному приятно.
В деревне Вовка тут же находит для себя какую-нибудь работу. Малышовый труд может быть самым разным: это и выпас крошечных цыплят на лужке перед домом, и кормление мелкой рыбкой, — той, которую папа каждый день приносит с рыбалки — уток и кур или, например, сбор колорадских жуков в спичечную коробку. Но больше всего Вовке нравится кормить кроликов. 
«Ушастики» (так зовет их Вовка) живут в отдельном сарайчике со смешным названием «крольчатник». Сарайчик этот довольно старый и темный. Вовка может час, а то и все полтора сидеть возле клеток. Он просовывает пучки травинок и кусочки морковки через сетку и смотрит, как забавно кушают «ушастики».
В тот злополучный день с утра зарядил дождь. Когда он кончился, небо осталось низким, холодным и хмурым. В крольчатнике было темно. Кролики прятались в глубину клеток, жались друг к другу, и Вовка видел только большие, слипшиеся комки «ушастиков».
Именно тогда Вовка и вспомнил о коробке спичек. Позавчера он взял его у бабушки на кухне. Стоить заметить, что бабушка с пониманием отнеслась к просьбе внука, ведь коробок из-под спичек был нужен Вовке для сбора колорадских жуков. Бабушка Валя поцеловала внука в щеку, как всегда улыбнулась ему и, прежде чем вручить пустой коробок, погладила внучка по голове.
Малыш достал уже порядком потертый спичечный коробок из кармана шортиков. Там, в коробке, лежало несколько спичек. Вовка осторожно зажег одну… Спичка осветила пространство вокруг, при чем так, что Вовке это очень понравилось. Стали видны кролики и все вокруг. Кроме того, желтый огонек на спичке и сам по себе казался приятным, мягким и, возможно, даже немножко сказочным. 
Когда первая спичка догорела, Вовка механически зажег вторую… Она обожгла пальцы, потому что как раз в это время Вовка смотрел на кроликов. Малыш сильно дернул рукой,  зажженная спичка улетела куда-то наверх, на крышку клеток. Вовка тотчас забыл о ней. Там, на улице, вдруг посветлело и малышу уже не нужны были спички.
Сначала Вовка не понял, что начался пожар. Тут же стоит заметить, что Вовка был не только хозяйственным, но и мужественным малышом. Он попытался сам сбить пламя на крыше клеток своей курточкой. Но потом Вовка понял, что горит сухое сено и что ему не справиться с пламенем.
А испугался Вовка не огня, а того, что огонь заметили взрослые. Малыш опрометью кинулся из крольчатника, проскочил между его задней стеной и забором и спрятался в другом сарае. Вовка не знал, как называется этот, куда больший по размерам сарай, который был забит сеном под самую крышу. Фактически чердака у сарая не было, а были только доски наверху, к которым вела шаткая лестница. Взбираясь наверх, Вовка больно стукнулся о перекладину лестницы коленкой. Потом он нырнул в копну сена и, едва отдышавшись, приник лицом к широкой щели…
Взрослые — все, включая маму и сестру Ольку — бестолково суетились возле горящего крольчатника. «Ушастики» уже бегали по двору… Дед Миша и отец Вовки выбрасывали из крольчатника горящие клетки.
— Вовка где?!.. — громко, со страшным надрывом в голосе, закричала мама. 
— Нет его здесь! — отозвался из горящего крольчатника отец.
Когда отец вырвался оттуда с очередной клеткой — а взрослые, как понял Вовка, искали его даже под клетками — у него было закопченное  и незнакомо злое лицо.
Вовка невольно поежился и подумал о предстоящем наказании. Малыш честно признался себе, что он заслужил что-то ужасное, еще никогда им не испытанное.
— Ищи, ищи!.. — снова страшно закричала мама. 
Вовка вдруг подумал о том, что, пожалуй, его скоро и в самом деле найдут. Он оглянулся по сторонам. Его убежище показалось ему совсем ненадежным…
Вовка пополз по сену назад к лестнице. Было темно, потому что вороха сена закрывали все вокруг. Вовка снова стукнулся коленкой обо что-то похожее на угол и чуть не заплакал от боли. Малыш почти ничего не видел вокруг. И тогда он снова вспомнил о спичках. Вовка достал коробок из карманчика. В коробке было еще две спички…

2.

Когда вспыхнул сеновал, взрослые пришли в неописуемый ужас. Отец Вовки не раздумывая бросился в пламя. Полыхал правый верхний угол сеновала, но как бы сильно он не горел, отец смог там, наверху, обыскать, обшарить, буквально ощупать все вороха и тюки сена... Даже те, которые уже охватил огонь. Отцу уже помогали многочисленные соседи. Дед Миша искал внука внизу. Ему рвалась помогать бабушка и ее оттаскивали в сторону от горящего сарая сердобольные соседки.
Мама Вовки выла в голос. Даже сестра Олька вдруг тоже заплакала, при чем так, словно уже случилась какая-то непоправимая беда.
Сеновал разгорался стремительно, как костер в который плеснули бензин.
— Да черт с ним, с эти сеном! — кричал дедушка Миша. — Где же Вовка-то?!..
И тут случилось что-то невероятное: все люди, как по команде, посмотрели на дом деда Миши… Точнее говоря, на широко распахнутую дверь, на которую раньше никто, в силу царившей суеты, не обращал внимания. Так иногда бывает: какая-то мысль или догадка вдруг приходит разом и ко всем сразу. Тем более что от сеновала тянулась веревка с сохнущими простынями, словно нарочно маскирующими путь по двору к двери дома. А еще возможно люди просто посчитали про себя: крольчатник, сновал… И все уставились на дом. 
Дом деда Миши большой, красивый и светлый. Его крыша — высокая, покрытая новой черепицей — видна издалека, еще на въезде в село.
Толпа во дворе все также молча перевела взгляд на эту крышу… Несколько человек шевельнулись: кто делая шаг к дому, кто только собираясь его сделать.
Но дедушка Миша громко крикнул:
— Стоять всем!!
Народ замер.
Громкий, командный голос деда, которого в селе все уважительно называют «Воякой», легко производит должное впечатление на любого человека. 
«Где только не носило этого старого черта, где он только не воевал на своем веку, — сказал как-то раз о дедушке Мише его дальний родственник и тоже дедушка (но, конечно, не Вовкин) Виктор Степаныч. — А теперь он в церкви грехи замаливает…»
Дедушка Миша частенько берет Вовку в церковь. Вовке нравится слушать  хор, в котором поет его дед. Малыша, правда, иногда клонит в сон, но Вовка честно борется с ним, а когда становилось совсем невмоготу, он смотрит на лицо деда… Это лицо всегда видится ему светлым, даже величественным и Вовка уже не раз думал о том, Бог, наверное, есть… И Он, Бог, конечно же, очень похож на его деда.
— Стоять! — сурово повторил народу дедушка Миша.
Он неторопливо подошел к колодцу и взял полное ведро воды. Потом дед вошел в широко раскрытую дверь дома…

3.

… Через пару минут дед Миша вынес Вовку на руках и отшвырнул в сторону пустое ведро.
Дед поставил Вовку на землю и предостерегающе строго посмотрел на народ вокруг. Никто не шевельнулся, то есть не попытался приблизиться к нему, в том числе и мама Вовки. 
Дед Миша присел на табуретку. 
— Так, внучок, — дед погладил внука по голове и ласково улыбнулся ему. — Скажи мне, только честно, тебе спички нравятся?
Вовка отрицательно покачала головой. Малыш сделал это так уверенно, что никто из людей вокруг не усомнился в том, что Вовка говорит правду.
— Так-так… А огонь ты любишь? — задал очередной вопрос дед Миша.
Вовка утвердительно кивнул. Да, огонь ему, как и любому хозяйственному малышу, был по душе.
— А какой огонь?
Вовка объяснил, что ему нравится, например, смотреть, на огонь в печке.
— А если огонь без печки… — начал было дед и тут же поправился. — Костер, например?
Вовка пожал плечами. Да, он любил и по прежнему любит печь картошку в золе. Но Вовке это интересно делать только вместе с папой или дедушкой.
Дед Миша задал еще несколько вопросов. Быстро выяснилось, что костер был интересен Вовке только ночью, когда светят звезды. А потом, когда Вовка усыпал, он совсем не думал об огне.
— Не думал!.. — радостно подтвердил женский голос в толпе.
Вовка пояснил деду, почему он зажигал спички — было темно. В крольчатнике он не видел «ушастиков», а в сарае с сеном он разбил коленку. И, кстати говоря, у Вовки не было фонарика.
Дед Миша понимающе кивнул. Он выпрямился, откачнувшись от внука, немного о чем-то подумал и поманил пальцем отца Вовки. 
— Поди-ка сюда, педагог…
Незнакомое Вовке слово «педагог» было произнесено дедом Мишей с большой долей иронии.
Отец Вовки сделал пару шагов вперед — как солдат из строя — и замер. При этом он вдруг принялся рассматривать облака, словно потерял к происходящему всякий интерес.
— У тебя Вовка фонарик просил? — строго спросил дед.
— Ну, просил… — неохотно ответил отец.
— А ты что?..
Отец промолчал. Вовка вдруг подумал о том, что фонарик и в самом деле был бы очень нужной вещью в его малышовом хозяйстве. А какими красивыми — просто-таки удивительно красивыми — бывают эти фонарики!..
— Все, — объявил народу дед и чуть подтолкнул Вовку к матери. — Коленку ему перевяжите, воспитатели… Ребенка без фонарика оставили. Ремня на вас нет!
Через пару секунд Вовка вдруг услышал за спиной сильный звук шлепка. Когда он оглянулся, его отец чесал затылок, а дедушка Миша опускал руку.
— Я тебе фонарик купил, когда тебе двух лет не было, — сказал отцу дедушка. — А ты что с малышом вытворяешь, балбес?!.. 

4.

Вот так Вовке купили сразу целых три разных фонарика, очень красивых и очень даже занимательных. Правда, хозяйственному малышу дали только два. А третий отец спрятал в машине.
«Мало ли что?.. — поглаживая свой затылок и улыбаясь, пояснил отец маме. — А вдруг, когда мы в деревню поедем, Вовка свои фонарики забудет?»
Так что о третьем фонарике — желтеньком таком, с синей кнопкой — Вовка пока ничего не знает. 
Вот вам и вся педагогика, граждане...





четверг, 20 марта 2014 г.

Болят ли у ангела зубы?

Чисто, правдиво, смешно, интересно, легко, прозрачно... 
   


«У ангела болели зубы,
Ни Бог, ни черт, никто, ничто
Ему — увы — не помогло
Иль помогало сделать хуже…
Больной в раю едва ли нужен
И за скандал, в конце концов,
Был сброшен ангел с облаков.
Изгнанник рая!..
Но обида — ничто в сравнении с судьбой,
Не щеку жжет зубная боль,
А сердце, душу, кожу, крылья!
От боли ангел весь вспотел
И вдруг на чей-то дух печальный
(Чужой, возможно нелегальный)
Больной щекой он налетел…

Людочка откинулась на спинку стула и самодовольно улыбнулась. 
Строчки рождались уже сами собой и почти не требовали усилий. Они приходили ниоткуда. Какой будет следующая, Людочка искренне не знала…

Такого рева не слыхали ни ад, ни рай, ни небеса:
«Молись, проклятая душа!!.. Молись и знай,
Что всех мук ада, как искупленья, как награды,
Тебе не видеть никогда!»
Боль успокоилась немного 
И ангел выдавил: «Ты чья?!..»

Пауза получилась хотя и легкой, но продолжительной.

Встряхнись же, жалкая душа!
Или тебя встряхнут за шкирку,
Встряхнут, да так, что станешь дыркой
От всемогущего перста…

Авторучка снова замерла… Но только на пару секунд.
И перепуганная насмерть
Размахом крыл — едва жива —
Лепечет тоненько душа:
«Поэтова я, господин…»

«Ха-ха-ха!..» — едва ли не сказала вслух Людочка.

Дурак  не может быть один! 
Он вечно трется где-то рядом
Хозяйскую мозоль блюдя…
И да хранит его судьба

От благости вдруг ставшей ядом…

среда, 19 марта 2014 г.

Как птица над бездной...

"Как птица над бездной" - такого сборника еще нет. Он рождается здесь и сейчас, на страничках незатейливого блога... И мне кажется, нет, я точно знаю, автор еще не догадывается... Но я думаю, что это случится...

СТАРИННЫЙ ВАЛЬС. Владимир Сурнин. 


Старинного вальса я слышу звучанье,
И крылья как будто растут за плечами.

Пусть выдох не тот, и не вытянуть вдоха,
И канула в Лету другая эпоха.

Какая же сила даётся нам в руки,
Коль так же пленяют волшебные звуки.

Как будто с тобою, тебе лишь на милость,
Вся эта гармония только случилась!

Мы стали другими, но это не важно,
Ведь сердце по-прежнему любит отважно.

И бьётся сильнее навстречу кому-то                         
Моторами  в клочья разорванным утром.

Звени же во мне, эта чистая нота,
Тебе не грозит пустота перелёта.

Как мама под Киевом, батя под Курском,
Мы выживем доброю волей искусства.

И даже последний пройдоха и бездарь
В нём ищет спасенья, как птица над бездной.
                    


Когда мы умели летать!..

«Сегодня хорошая ночь для полёта. Я закрываю глаза, и вижу себя выходящим в наш двор, окружённый соснами, иду босиком по росистой траве, и поворачиваюсь лицом к своему дому. Так
я стою несколько мгновений, но вдруг чувствую, что пора и развожу руки в стороны. На моей спине появляется невидимое мне, странное снаряжение для полёта, которое подчиняется моей мысли, а на руках я вижу подобие крыльев. Я начинаю подниматься в ночное небо. Подъём медленный и это для меня важно, так как я должен увидеть сверху крышу нашего дома и должен увидеть море, но не для того, чтобы проститься с ними. Нет… Они нужны мне, как ориентир, к которому я поворачиваюсь спиной и смотрю теперь во тьму. Смотрю строго на юг, в сторону цели…»
Виталий напомнил мне моё детство и мои полёты во сне. Там тоже были крылья и море. Я давно уже не летаю во сне, а жаль. Давно прошло то время, когда всё вокруг сверкало и манило в неведомое. 

И вот книги Виталия всё это возвратили, хотя бы на время. Я опять ощущаю природу, как любимую женщину. Сливаясь с нею мы обретаем силу!
«- У человека есть сила, и точно такая же сила есть у всего вокруг нас. У камня, цветка, дерева! Выбери себе дерево, - сказала Лолита. – Видишь, как много деревьев, целый лес, но тебе надо выбрать только одно. Это трудно... - - Ты понимаешь, каким одиноким было это дерево всю свою жизнь! Ты можешь полюбить его?
- Дерево?
- Если сможешь, то оно даст тебе силу.»

Спасибо ему за то, что он возвращает нам наше утерянное восприятие прекрасного!

Виталий Ковалев



вторник, 18 марта 2014 г.

За что люблю, тебя, моя работа...

Вот на какой работе, Вам утром пришлют такие строки? Это особенная радость, когда за окном весна, в руках - кофе, в ушах - музыка, а в глазах - поэзия...

ТВОИ ГЛАЗА. Стефка Модар

Твои глаза за мною ходят всюду 
А я как будто не вижу их 
От них балдею, лгать не буду 
Наверно это  тайна двоих. 

Я знаю – ты меня любишь 
Я знаю – я тебя люблю
Я знаю - ты меня не загубишь 
Я знаю…О  любви молю. 

Твои шаги я  слышу сердцем 
Ко мне поближе подойди
А я открою души дверцу 
(И я открою сердца дверцу)

Ну, посмотри, на меня посмотри. 

понедельник, 17 марта 2014 г.

Если бродяжничать, то находишь самое то....

Жизнь - это поезд?

              Один говоpил: "Hаша жизнь - это поезд",
                   Дpyгой говоpил: "Пеppон".
                                             Макаревич


Ты думаешь, жизнь - это поезд?
Колёса по рельсам стучат...
Мелькают вокзалы и лица,
Их время уносит назад.



А скорость - она нарастает!
И годы летят всё быстрей,
И ветер с тобою играет,
Неся перемены вещей!



И только теперь понимаешь,
Что вся эта жизнь неспроста!
А рельсы кончаются, знаешь,
Где нет середины моста...



Но всё это, в общем  не важно!
Не минуть судеб колеса!
И крылья расправив однажды,
Дракон улетит в небеса!

Книга, которую нужно было давно прочитать каждому...Повесть 1923 г.


1923 г.
ПОВЕСТЬ О РЕВОЛЮЦИИ И О ЛИЧНОСТИ[x]

"Страшная книга, нужная книга", - сказал В. И. Ленин, прочитав роман В. Зазубрина "Два мира".
Повесть "Щепка" не менее страшное произведение молодого художника, и можно заранее учесть те обывательские разговоры, которые могут поднять вокруг этой повести.

По что обыватели. "Что им Гекуба?" Что для них революция? Вопрос в том, нужна ли эта небольшая книжечка человеку-революционеру, который действительно ищет новый мир?
До сих пор о революции, о терроре, о чека писали или убежавшие за границу представители сюсюкающих и вырождающихся поколений или беллетристы-одиночки. Индивидуалисты, которые о революции в большинстве случаев пишут так же, как о штопанье чулок их бабушкой.
Здесь почти впервые, если не считать рассказа Радионова-Тарасова "Шоколад", где дана совершенно ложная постановка вопроса, художник-коммунист подошел к этой жгучей теме. И подошел оригинально, небывало мужественно и резко.
В. Зазубрин еще молодой художник и многое в нем еще не устоялось, многое в его повести может быть оспариваемо и с художественной точки зрения и особенно с фактической--им дано в сконцентрированном рисунке такое нагромождение ужасов, которое совершенно немыслимо на таком небольшом полотне--столь коротком житейском фоне.
Но в художественной литературе, в искусстве это совершенно закономерный прием; вспомним великие "карикатуры" художника Гойи и нашего великого сатирика Гоголя. Весь вопрос, удалось ли В. Зазубрину художнически осмыслить этот страшный материал, удалось ли ему влить в него органически живую идею и передать то, что он ставил своей задачей.
Есть ли в конечном счете оправдание этой небывалой дерзости? Зазубрин не сюсюкает, он не ужасается, он как художник с беспощадно-холодной внешней манерой и суровостью подходит к этой теме. С первых строк страшное нависает над героем Срубовым, с первой строки чувствуется надрыв героя, несущего свой тяжелый революционный долг.
Страшный лик революции с невольным нагромождением ужасов пишут нам и другие беллетристы: в Никитинском "Рвотном фронте" мы найдем не менее страшные вещи--и насилия и самые грязные человеческие извращения. У Никитина и у Пильняка в "Голом годе" герои-коммунисты, комиссары (то же и в "Повольниках" Яковлева) насилуют Олечек, Манечек, Ниночек и вместе с ними безнадежно надают в мещанско-похабную стихию, эти на миг захотевшие быть героями люди-мещане.
У Никитина написано это в формах обмызганного, порой сюсюкающего мастерства упадочного искусства, у Яковлева более ясно и просто, у Пильняка его ужасы оправдываются в общем ритме его "мятельной" стихни, от которой веет революцией настолько, нисколько революция раздробила старые формы жизни, В. Зазубрин делает попытку найти новую форму для изображения революции.
Самый стиль, его ритм -- суровый, резкий, скупой и ударный -- это ритм революции -- по его слову, "прекрасной и жестокой любовницы", которая уничтожила не только старый миропорядок, наше былое, индивидуалистическое прекраснодушие, но и заставляет нас жить, чувствовать по-иному, утверждает новую поступь, ритмику наших душевных переживаний. Если Достоевский в
"Бедных людях", если Л. Андреев-- последыш индивидуалистического символизма, в своем рассказе "Семь повешенных" ставили своей задачей вызвать ненужную жизни жалость в наших душах к ненужному Янсону: претворить никчемную кантовскую идею о самодовлеющей ценности существования каждого человека, то Зазубрин, изображая совсем не идеал революционера, -- ставит своей задачей показать, что есть общее -- грядущий океан коммунизма, бесклассовою
общества, во имя которого революция беспощадно идет по трупам вырождающихся врагов революции. Среди них и сильные телом, иногда духом, которые свой аристократизм декларативно или искрение стараются сохранить в тот момент, когда смотрят в лик неизбежной для них смерти, но большинство из них -- "тесто", булавочные головки, головки жаворонков, которых в детстве мать Срубова запекала в печи.
В страшной сцене расстрела, в сцене допроса, в сцене суда над следователем Ивановым Зазубрин художнически побеждает мещанство, индивидуализм, выжигая из нас оставшийся хлам мистических и идеалистических понятий в наших душах о нужности ненужных, остывших уже идей.
Но сам герой Зазубрина носит в себе эти атавистические понятия, он ранен ими, и, несмотря на громадный подвиг, который он несет до конца во имя революции, он таит эту историческую занозу; "Есть душа или нет? Может быть, это душа с визгом выходит?" -- спрашивает он себя. Отсюда его трагедия и неизбежная гибель. Он мужественно встречает уход от себя мещанки-жены, падение своих сотрудников, но сам не выдерживает подвига революции -- и гибнет. Гибнет во имя революции, как Моисей, которому "не дано войти в землю обетованную" коммунистического общества.
Удар по индивидуализму, по последним наслоениям оставшихся напластований буржуазной мистики и морали наносит художник, показывая эту историю героя, не выдержавшего в конце концов подвига революции.
И эта повесть, несмотря на срывы, психологические сбои, нужная и художественная вещь, несущая с собой сильную эмоциональную "встряску" дряблым, тепличным душам.
Художник ведет нас в самую страшную лабораторию революции и как бы говорит: "Смотрите революцию. Слушайте ее музыку, страшную и прекрасную, которая обнажает перед нами узкий и трудный переход русла к огромному и прекрасному океану. Смотрите на ее беспощадный кровавый меч, который своим ударом обнажает проклятие и наследие вековых блужданий человечества, социальных извращений, превративших человека или в мясо, в тесто, в слякоть,
или оставивших смертельные занозы. Смотрите на революцию, которая зовет стать... мощными по-звериному, цельными и небывало сильными инженерами переустройства мира".
Революция -- не все позволено, революция -- организованность, расчет, "справедливый террор"... это не корчи героев Достоевского, которые стоят над бездной вопроса, все ли позволено. Здесь великое самоограничение личности и коллективная дисциплинированность. Здесь ясно, что позволено и что не может быть позволено.
Здесь перед нами герой, какого еще не видала человеческая история.
Здесь внутренняя трагедия этого героя, не выдержавшего своего героического
подвига.
Но смысл самого подвига--ясен, цели подвига--встают живо, а главное, художник обнажает конкретно в человеке то, что ему мешает перешагнуть, наконец, границу, разделяющую старый и новый миры.
Конечно, мещане испугаются художнически-сгущенного рисунка, как они испугались, с гораздо большим субъективным основанием, раньше революции, но разве для них революция открыла широкие пути к светлым далям, к океану бесклассового общества.
И настоящему революционеру повесть Зазубрина поможет выжечь окончательно из своего существа оставшиеся "занозы" исторического прошлого, чтобы стать смелым инженером неизбежного и радостного переустройства его.
Это ли не оправдание смелой попытки молодого талантливого художника.
Валериан Правдухин


четверг, 13 марта 2014 г.

Какие все они зануды - инопланетяне!

Пытаюсь описать самое грандиозное событие на Земном Шаре – Конец Света. А писать вроде и не о чем. Но ведь что-то то было!!! (Андрей Прудковский. Дхана и иные миры)


А может всё дело в особенностях психики землян. Сейчас, когда люди достаточно близко, и порою, надо сказать, чересчур близко, знакомы со многими инопланетянами, можно заметить существенные отличия человека от других инопланетных цивилизованных существ. Первое, что можно заметить – это безудержное фантазёрство землян. Инопланетяне никогда не фантазируют. Обычно они всегда говорят только правду, хотя и не всю правду, а если лгут, то по обоснованным, с их точки зрения, серьёзным причинам. Второе, что отличает землян, – это дикая забывчивость. Вот инопланетяне всё помнят, всё у них в мозгу разложено по полочкам и в любой момент доступно к использованию. Может, это связано просто с возрастом их цивилизаций. Может, и мы, земляне, лет этак через пару тысяч всё будем помнить. Но тогда и фантазировать, может, перестанем. А так, познакомившись с несколькими десятками инопланетян, честно говоря, бываешь здорово разочарован. Да, они много знают! Да, они всё помнят. Но, Боже, какие все они зануды! Никакой фантазии!


Ну вот, хотел писать о Конце Света, а занялся своим любимым делом – критикой этих занудных и чересчур умных инопланетян.

Итак, конечно, раз все говорят, что был Конец Света, то остаётся согласиться, что он действительно был. Общепринято, что Конец Света произошёл в нулевом году. А я говорю Вам, что Конец Света происходил в течение некоторого достаточно большого времени, а может и сейчас в 50 год пкс всё ещё происходит. А нулевой год – просто условная середина этого процесса, который все называют Концом Света. Поэтому начнём описание событий с симметричного относительно настоящего момента 50-го года дкс.

Описывая события, я постараюсь как можно меньше вносить какую-либо свою интерпретацию. Моя функция только в том, чтобы из кучи всевозможных бумаг, записок, писем, воспоминаний выбрать относящиеся к описываемой теме и расположить, по возможности, в хронологическом и/или в смысловом порядке. Перед каждым отрывком я буду указывать, откуда взят этот отрывок.

Да, в мои записки входят и некоторые вовсе сомнительные куски, а именно, телепатические беседы двух инопланетных кураторов земной цивилизации Радогаста и Упыга. Они взяты из записок недавно умершей слепой Данки – великой ясновидящей нашего века, или, как утверждают некоторые, великой мистификаторши нашего века. Но в любом случае великой. А поскольку она также писала о Конце Света, то было бы грехом не привести её слова в соответствующих местах.

Делать или не делать?


Быть или не быть?  Для ответа вспоминаю строки из кинофильма " Москва слезам не верит" 

- Что происходит на свете?
- А просто зима.
- Просто зима, полагаете Вы?
- Полагаю.
Я ведь и сам, как умею, следы пролагаю,
В ваши уснувшие ранней порою дома.

- Что же за всем этим будет?
- А будет январь.
- Будет январь, Вы считаете?
- Да, я считаю.
Я ведь давно эту белую книгу читаю,
Этот с картинками вьюги старинный букварь.

- Чем же всё это окончится?
- Будет апрель.
- Будет апрель, Вы уверены?
- Да, я уверен.
Я уже слышал, и слух этот мною проверен,
Будто бы в роще сегодня звенела свирель.

- Что же из этого следует?
- Следует жить!
Шить сарафаны и легкие платья из ситца.
- Вы полагаете, всё это будет носиться?
- Я полагаю, что всё это следует шить!
Следует шить, ибо сколько вьюге не кружить,
Недолговечны её кабала и опала,
Так разрешите же в честь новогоднего бала,
Руку на танец, сударыня, вам предложить.

Месяц - серебряный шар со свечою внутри,
И карнавальные маски по кругу, по кругу,
Вальс начинается, дайте ж сударыня руку,
И раз-два-три, раз-два-три,
И раз-два-три, раз-два-три...
 

Влюбляюсь на ходу

Не поверите, но человеки становятся лучше... Утром проснулся, с чашечкой кофе вылез на крышу, увидел там знакомого кота, подозрительно оценил соседскую собаку, подумал о мировых проблемах и влюбился, на ходу, - прекрасное, чудное наше время!!!

***
По дороге к любви иду 
Повторяю: люблю- люблю 
Чтобы не забыть к ней тропу
Влюбляюсь на ходу.

Я и ты обязательно встретимся 
И в объятиях тесных согреемся 
В поцелуе сольёмся с тобой
И повязаны будем судьбой.

По дороге иду, иду
Повторяю: люблю- люблю
Знаю встречу  иного не приму
Ну вот, опять влюбляюсь на ходу

Опять влюбляюсь на ходу.


среда, 12 марта 2014 г.

Птичкина любовь...

Все думают, что пришла весна, неа, пришло время, когда распускается нежная женская душа и поэтому все вокруг цветет, теплеет и всякое такое...

                                                                                                            ПОПРОШУ У НЕБА

Попрошу у неба капельку любви  
Попрошу рыдая: ноченькой  приди 
Попрошу у сердца: 
ты, любовь, впусти 
Разрываюсь я, на жизненном пути.

А любовь, она, где-то 
Может рядом со мной 
А любовь она где-то
Бродит за мной, судьбой 

Только я не вижу, укажи  к ней  путь 
Где любовь, покажи хоть на пять минут 
Где любовь,  подскажи, прошу.

Я прошу у неба капельку любви 
Я прошу рыдая: ноченькой   приди  
В крик прошу, я, сердце: Ты, любовь, впусти 
Разрываюсь я, на жизненном пути.




пятница, 7 марта 2014 г.

Меняем образ

Книга Андрея Прудковского «Дхана и иные миры» явилась для меня совершенно приятной неожиданностью. Она не только оригинальна в творческом плане, легка в чтении, но настолько умело сплетена из разнообразных нитей физического и тонкого миров, что стираются границы, и вся фантазия кажется такой реальной. Он так бережно и с любовью вплетает в картины незатейливой реальности жемчужины высших истин, что они становятся чем-то простым и доступным, и то, что в других подобных произведениях отпугивает своей непонятностью, здесь кажется очень интересным, детским и даже знакомым. 
Большое спасибо за книгу. При таком полете фантазии, знаниях и "космическом зрении" надо, конечно, писать и писать… Дай вам Бог доброго здоровья, физических сил, необозримого полета творческой мысли и новых дерзких идей!!! 

Рогачёва Галина, г. Абакан  

вторник, 4 марта 2014 г.

А что в Беспределье? – Там полный беспредел...

- Коллега, это невероятная встреча! Это дело нужно обмыть.
- А что в Беспределье? – спросил Павлик после очередной порции водки. – Там нет пределов?
- Нет, там полный беспредел. Волчьи законы, криминал, поножовщина, грабежи, изнасилования, терроризм, маньяки. Постапокалипсис. Безумный Макс, антиутопия. Настоящие человеческие джунгли. Мы проскочили их территорию, не задерживаясь. Нам выдали танк и кортеж, который по пути почти весь перебили.
- Академик, как вы считаете, где мы? Я помню время, когда всё было на своих местах.
- Я тоже задумывался над этим, и мне это напоминает, знаете что? Книгу. Роман безумного, обкуренного, бездарного графомана, презревшего все законы литературы. А мы – герои этого эпистолярного бреда.
- Интересная версия. То есть, я – персонаж романа?
Пржевальский кивнул. И тут в дверь постучали.

Ах, Венеция - жемчужина Европы!

Навеяно видами Венецианского карнавала....

О великолепном городе в лагуне писали Гёте, Шатобриан, де Сталь, Мюссе, Жорж Санд и многие другие поэты и писатели. На улицах Венеции жили и страдали герои бессмертных произведений Уильяма Шекспира. Жизнь города получила яркое отражение в произведениях Гольдони, Казановы и д'Аннунцио.
Довольно обширна литература о Венеции и на русском языке. Ею восхищались, о ней писали многие русские писатели, поэты и журналисты XIX и XX веков. Упоминания о Венеции встречаются в письмах А. П. Чехова, в дневниках и лирике А. Блока, в очерках В. Розанова. П. Муратов посвятил Венеции в своей книге «Образы Италии» самые лучшие, самые яркие главы.
Оставил свои впечатления о Венеции и А. И. Герцен. Он приехал сюда 18 февраля 1867 года и пробыл в городе десять дней. В «Былом и думах» Герцен пишет: «Великолепнее нелепости, как Венеция, нет. Построить город там, где город построить нельзя,— само по себе безумие; но построить так один из изящнейших, грандиознейших городов—гениальное безумие... Один поверхностный взгляд на Венецию показывает, что это—город крепкий волей, сильный умом, республиканский, торговый, олигархический, что это—узел, которым привязано что-то за водами, торговый склад, город шумного веча и беззвучный город тайных совещаний и мер...»

Зачем людям так уж надо приблизить Конец Света?

Зачем людям так уж надо приблизить Конец Света? И что они будут делать, когда этот Конец таки наступит?
И я написал:
"Кончается 50-тысячелетний испытательный срок. Человечество должно получить свой космический статус. Но никто на Земле не ведает об этом, кроме двух инопланетных наблюдателей. Официальная цель их деятельности – не допустить контактов землян с иными цивилизациями, чтобы не нарушить чистоту испытаний. Тем не менее, незапланированные контакты всё же происходят…
Земля является лакомым кусочком для различных инопланетных группировок. Тайная борьба интересов инопланетян втягивает ничего не подозревающее человечество в чудовищную мировую войну. Наступает время, которое впоследствии будут считать Концом Света. Герои романа оказываются в ключевых точках, влияющих на судьбы человечества." Андрей Прудковский

понедельник, 3 марта 2014 г.

Как фантаст фантасту


От Мира Дханы
до цивилизация разумных животных

Утопический роман-фентези российского писателя Андрея Прудковского «Дхана и иные миры» – произведение парадоксальное, написанное в дневниках.
Легкий стиль, четкость в описании событий, с первых страниц увлекает читателя, держит в напряжении, заставляя непроизвольно спешить с чтением: а что же там дальше, за линией сюжетного горизонта?
Свое начало события берут на планете Дхана, где живут такие же внешне, как и мы, первобытные люди, но там все далеко не так…
Страшный инопланетный лес с огромными муравьями, загадочное племя «повелителей муравьёв», исповедующее религию 4-х истин. Погружаясь в Мир «Дханы», созданный Андреем Прудковским, читатель, знакомится с Великим Законом 4-х Истин и сразу понимает, что мы живем в разных мирах. Единственно, что нас объединяет так это отношение к добру и борьбе со злом, которое присутствует во всех Мирах. Зло на Дхане кратно двум. В таком же логическом продолжении оно присутствует и на Земле.
Герой книги с «Дханы», с земной экспедицией, после обмена со злой силой, прибывает на Землю, где его планируют исследовать. В силу развитых природных способностей основанных на Законе 4-х Истин, юноше Ра удаётся спастись и скрыться среди людей огромного города, открывая для читателя незабываемые страницы судеб людей с которым его свела судьба.
Вместе с ними мы погружаемся во время предшествующие Концу Света. Переживаем его конец… и продолжаем жить дальше.
Конец Света по Андрею Прудковскому, это не то, что мы ожидаем. В понимании автора Конец Света – это конец привычной для нас цивилизации с ее прогнившими ценностями и рождение новой со всеми вытекающими возможностями….
Сюжетных интриг в книге много. Одна их них, это попытка неких сил в лице руководства мирового правительства на Земле добиться для человечества от галактического содружества статуса разумных животных. Они видят в этом единственную возможность для людей выжить и сохранить свою цивилизацию в очень непростом инопланетном окружении.
Сюжетные интриги сопровождают читателя от первой страницы до последней. Они разнообразны как по своей динамике, построению, идейным и духовным ценностям. Непроизвольно заставляют думать и делать выводы. Насколько мы разумны? Насколько разумны те, кто претендует на мировое правительство.
И наверное самое главное: все что окружает нас – живое. Мир животных и насекомых Андрея Прудковского учит нас гуманизму, любви к ближнему, разумной достаточности. Усвоив эти уроки добра, человеческая цивилизация имеет шанс выжить. В противном случае нас ждет очередной Конец Света, в котором Высший Разум переформатирует нас, как неудачный эксперимент, заменив новыми людьми или иными видами, которые будут любить и дорожить тем Миром, в котором они живут. После прочитанного непроизвольно напрашивается вывод о том, что первобытный мир «Дханы» с его ценностями, значительно выше нашего, но мы считаем за возможное наглым образом вторгнуться в него.
Фантастическая утопия Андрея Прудковского требует неспешного вдумчивого чтения. И надо понимать, что она не есть окончательной, так как логически проситься продолжение сюжетных линий, развитие существующих.
Самого же автора можно поздравить с удачной утопией, в которой нет названия ни одной из стран, отсутствуют национальности, не указано время самих событий, хотя по некоторым штрихам можно узнать Россию от сталинских времён до Афганистана и, наконец, наших дней. Это делает его еще более привлекательным.
Приятного всем чтения.

Михаил Темнов,
правозащитник, журналист, писатель, г. Ужгород.


Рейтинг февраля

В феврале произошла некоторая ротация в рейтинге. Это означает, что читатель не зацикливается на одном из жанров. Общее количество проданных книг за февраль -73, просмотров - 334.
Отчет по статистике продаж составляется таким образом, что в отчет входят только книги по которым есть или продажа или просмотры...








1 - Аленький цветочек. Т.Кашпур. Фентези
2 - Сады Хаоса. Книга 1. Михаил Темнов. Фантастика
3 - Коллаж улыбок. Светлана Беллас. Сатира - Дьявольские близнецы. Елена Хисамова. Мистика
4 - Шпионские рассказы. Алексей Котов. Лирика - Ужасное наследство. Елена Хисамова. Мистика
5 - Габи. Светлана Беллас. Историческая легенда