понедельник, 7 апреля 2014 г.

Гений из страны "жидобандеровцев"

Для тех, кто посвящен в тонкости культурной жизни по обе стороны Карпатских Бескидов, такое позиционирование говорит о многом. Закарпатье - анклав в анклаве, где все не так, как в остальной Западной Украине. За Карпатами, среди прочего, говорят на диалекте, в котором смешалось с полдюжины центрально- и восточноевропейских языков. Здесь ездят на бициглях (велосипедах), едят кромплю (картофель) и лечатся в коргазах (больницах). Нормативный украинский язык в закарпатских городах и селах звучит едва ли не экзотичнее словацкого и венгерского. Поэтому учительство Мидянки - не только профессия. Это еще и особая миссия, санкционированная силами высшими и таинственными. Он один из полномочных послов украинской словесности в крае, обитатели которого привыкли жить, любить и умирать в многоязычной торговой суете шумного европейского перекрестка. Со всеми вытекающими последствиями:

Старик Гольцбергер ковылял в костел:
Там жили деревянные пророки.
Пресветлых нефов траурные вздохи
Елейных лилий, тихих маттиол...
Орган молчал. Досада, но не злость
Достала Эрика - предвечная как норна.
Спеленутая хвоею Усть-Чорна,
Из этих вот пеленок и старик
И органист, и Питварский, румын из Бребой Алб;
Их души вышколили горы.
Старик все шел, превозмогая хвори,
А органист - в туманах синих Альп
Прислуживает кельнером барыгам
В Гренобле или в Граце...
О, суета миграций, эмиграций! Декораций!
Петр Мидянка.
(Перевод с украинского В. Ешкилева)

Комментариев нет:

Отправить комментарий