вторник, 24 февраля 2015 г.

Нафига?


Мне бы очень хотелось, чтобы рассказ был прочитан Вами до конца. Мне бы очень хотелось узнать, скрутило или нет? Меня - да! 

АППЕТИТ

Непонятная свобода обручем сдавила грудь.
И неясно, что им делать, или плыть, или тонуть.
Корабли без капитана, капитан без корабля,
Надо заново придумать некий смысл бытия.
Нафига?
гр.Агата Кристи, «Два корабля».

От друга Славика Димка вернулся в очень хорошем настроении,открыл входную дверь своим ключом и зашёл в квартиру.
-Ты где был, сучок? – раздался пьяный мужской голос из кухни,по которому Димка определил, что его отец опять напился. «Снова бухать начнёт…» - проползла грустная мысль в голове
парня. Он, сильно расстроившись, бросил поникшим голосом:
- У Славки.
Димка разделся, и прошёл на кухню: в его сердце ещё теплилась надежда на то, что ему показалось, и что отец на самом деле не пьяный, что это просто так послышалось. Вошёл и увидел, что отец сидел за столом, грыз копчёную скумбрию, затем жирными от рыбы руками схватил стакан с пивом и мигом опрокинул содержимое в себя. Затем поднял с пола двухлитровую бутылку «Жигулёвского Классического» и налил ещё. Шаткие Димкины надежды рухнули: отец снова начал пить. На первый взгляд может показаться, что ничего страшного не произошло, однако Димкин отец если уж начинал пить, то делал это по-настоящему: надолго уходил в запой, часто получал прогулы на заводе, зассыкал штаны, диван, на котором спал, и пол в туалете.
Димку он никогда не бил, ни пьяным, ни трезвым, однако у отца было слабое сердце, и парень очень боялся, что тот может умереть. Ещё Димка читал в интернете, что бывает так, когда сильно пьяный человек прямо во сне захлёбывается рвотными массами и погибает, поэтому когда отец уходил в запой, Димка по нескольку раз за ночь просыпался, подходил к кровати отца, прислушивался к его дыханию и биению сердца, после чего с облегчением вновь ложился спать.
Матери у Димки не было: она погибла несколько лет назад, попав под машину. Нельзя сказать, что отец стал пить именно после этого. Нет, так было и при матери, и даже в далёком Димкином детстве. Нельзя также сказать, что отец сильно расклеился после смерти жены: он, казалось, как и прежде ходил на работу, вовремя возвращался домой, и никогда не приводил в их с Димкой квартиру других женщин. Поэтому в моменты запоев всё хозяйство валилось на неокрепшие плечи четырнадцатилетнего подростка.
Димка прошёл в свою комнату, ничего не сказав на увиденное на кухне, так как чувствовал, что к горлу подступает комок, а глаза становятся влажными. Он не хотел, чтобы отец это видел, поэтому тут же направился к себе. Он зашёл в свою комнату и плотно закрыл дверь, затем лёг на кровать, уткнулся в подушку и тихонько, но очень горько заплакал. Конечно, всё хорошее настроение как рукой сняло и не хотелось ровным счётом ничего: ни есть, хотя ещё полчаса назад парень был очень голодным, ни заниматься заданными в школе уроками, ни возиться с моделью, которую Димка начал делать на кружке автомобильного моделирования, ни даже играть в компьютер. Хотелось только лежать, а больше всего – просто испариться, чтобы ничего этого вдруг не стало.
Вдруг Димку осенила мысль, что может быть отец не уйдёт в запой, может быть, он просто сегодня выпьет и ляжет спать, а завтра пить уже не будет! Димка вскочил с кровати, и пошёл в ванную, где умылся и привёл себя в порядок, чтобы отец не увидел никаких следов слёз, вышел из ванны и скорее направился в кухню.
- Ну что, опять в запой? – обращаясь к отцу, спросил Димка.
- Да ты что, конечно нет! – отец категорически отрицательно замотал головой, - вот это допью - и спать упаду. И завтра никакого пива там, или другого дерьма. Ясно тебе? Руку даю на отсечение.
- Да врёшь ты опять, опять будешь бухать две недели! – голос Димки снова начал дрожать, однако он по-прежнему очень хотел, чтобы отец его разубедил.
- Нет. Ни в коем случае. Упаси Господь, чтобы я эту гадость пил! – живо и очень убедительно ответил отец.
А Димке только этого и было нужно: парень тут же повеселел. Уцепившись за эту надежду, он тут же выбросил из головы все плохие мысли, и, ещё немного поговорив с отцом, вернулся в свою комнату, взяв у отца кусок копчёной рыбы и с аппетитом его пожёвывая.
Однако Димка забыл, что то же самое отец говорил и два месяца назад, когда уходил в запой на полторы недели, и полгода назад, когда пробухал целый месяц, и вообще всегда. Но Димке уже было всё равно: он искренне верил в то, что завтра отец пойдёт на работу, вернётся домой трезвым, и всё будет хорошо. 


***

Утром Димка проснулся, и первым делом побежал в спальню, посмотреть, дома ли отец. Отца дома не было. «Всё-таки на работе!» - радостная мысль, пронёсшаяся в голове парня, тут же подняла настроение. Он вернулся в свою комнату, взял телефон и позвонил отцу.
- Привет. Ну чё ты, нормально? Не пьёшь сегодня? – осторожно, стараясь не спугнуть желанный ответ, спросил Димка у папки, отчётливо слыша, как в трубке гудят промышленные станки, а это значило, что отец работает.
- Нет. Ладно, мне работать нужно, - сухо ответил отец, и закончил разговор.


Начнем с конца

Долгое время я не могла определить, кто Балинский - зануда или творец? Сам он жутко представил мне свою книгу. Это кровожадные истории с плохим концом. Вообщем, все должно быть в крови. Я конечно, утрирую (ничего подобного), но впечатление было похожее. Мы долго искали пути сотрудничества, часто сомневались... Но вот пришло время работать. Уже после первого рассказа я увидела чистого, светлого душой человека, который очень тонко, не грязно, чисто, хорошо, интересно написал правду. Творец правды - это правда!

ЭПИЛОГ

Усё у жыццi не заужды.
Праходзяь летнiя дажджы.
Усё мiнае, усё знiкае.
Тугое зменiцца каханне.

гр. Крамбамбуля, «Абсэнт».

Честно говоря, я и понятия не имел о том, что же всё-таки писать в эпилоге этой книги. Может быть, краткую историю её создания?
Идею написания книги я вынашивал очень давно. Однако знаете, она была из разряда «Хорошо бы когда-нибудь уехать в Америку…» или «Было бы неплохо открыть собственный бизнес». Ровно так же и у меня, мысль о том, чтобы написать книгу сидела в моём подсознании где-то очень глубоко, и казалась такой же далёкой и несбыточной мечтой, как и перечисленные выше – будем откровенны, ведь не каждому из нас удаётся стать успешным коммерсантом или переехать на постоянное место жительства за границу в более или менее благополучную страну.
Но время шло, и по мере становления и созревания этой идеи, она поднималась со дна моего головного мозга, пока не вышла на первый план – так я понял, что готов к её реализации.
Сразу решил, что это будет сборник рассказов, набросал примерный список тем, которые хотел бы затронуть. Получилось около тридцати штук.
По ходу написания чувствовал, что о каких-то вещах я не могу сказать именно так, как хотелось бы, с другими не получается изложить на бумагу так, как они есть в моей голове, третьи я просто отбросил за недостатком глубины и ширины мысли на их счёт. Таким образом осталось то, что вы и прочли – восемь не самых весёлых рассказов.
Почему получилось настолько негативно? Не знаю. Наверное, потому, что на данном этапе жизни это то, что я могу изложить словами так, чтобы более или менее понравилось мне, и было понятно и близко вам. Я хотел, чтобы вы узнали эти эмоции, чтобы нашли частичку себя, своих впечатлений и переживаний хотя бы в одном из предложений этой книги. Если мне удалось это сделать – я уже рад, потому что искусство должно волновать, тревожить и теребить хотя бы самые малые нервные окончания  внутри каждого из вас. Поэтому, повторюсь – очень хорошо, если вы, прочитав тот или иной абзац, скажете: «А да, вот это похоже, знакомо…»
Признаюсь честно – наверное, никто до конца не верил в то, что у меня получится что-то стоящее. Конечно, некоторые друзья меня поддерживали, за что им огромная благодарность, однако думаю, что по-настоящему в меня мало кто верил. Родители, близкие родственники, знакомые, друзья – для всех них я годами создавал образ развесёлого шута и клоуна, который всегда найдёт, над чем подшутить, и с удовольствием посмеётся над собой, самолично же и придумав несколько, часто, мало интеллектуальных шуток. И, конечно, кто бы поверил, что у меня может получиться что-то действительно серьёзное.
Хочу заметить, что я говорю это не для того, чтобы вызвать какую-то жалость к себе или чуть большую расположенность к моей книге. Я просто хочу до конца остаться честным с вами, и рассказать всё именно так, как было на самом деле.
В свои силы верил я один, и писал, писал. Я чувствовал, что получается неплохо, и мне нравилось то, что я делаю. Я был убеждён в том, что как только я допишу и отредактирую необходимое количество раз – сборник обязательно примут в печать. И если вы читаете это – значит, моя книга была издана.
Но как бы я ни был уверен в том, что у меня всё получится – порой казалось, что стоит бросить, что всё равно ничего не получится, и просто не может получиться. И даже сейчас, сидя дома на диване в надорванных тут и там домашних шортах и затёртой майке, дописывая эпилог, я стараюсь гнать от себя мысли о том, что все мои труды пройдут насмарку и останутся незамеченными.
Поймите то, что я пытаюсь до вас донести: я простой парень, которому удалось издать свою книгу. Да, я работал над ней очень много, и отдал огромное количество душевных сил (некая эмоциональная составляющая книги – мой личный опыт), но у меня получилось. Этим я хочу сказать, что получится и у вас.
Банально, но… Не слушайте тех, кто говорит, что у вас ничего не получится. Мне говорили, и смеялись над тем, что я делаю, не относясь серьёзно к моей работе. А я взял, и сделал. Всем назло. И в первую очередь – для себя. Просто решил в один момент доказать самому себе, что я могу, что я способен на это. И у меня получилось.

Слушайте только своё сердце, подкрепляйте свои начинания истинной верой, основанной на здравом смысле – и всё будет так, как вы того захотите. Только ваше сердце, ваша душа, всё ваше существо, посылая вам в мозг какие-то идеи, вас никогда с ними не обманет. Ваше сердце плохого не посоветует ни-ко-гда – чаще прислушивайтесь к его биению.

***

Хочу поблагодарить всех тех людей, которые помогали мне в редакции книги, а затем и в её издании. Имён я называть не буду – все те, кто ощущают, что действительно мне помогли, и сами поймут, что эта благодарность адресована именно им. 

Каждый даст совет,
Что делать, чего нет,
Что думать, что не думать,
Что петь, что не петь.
Каждый скажет,
Что надо хотеть -
Потому что сами
Ничего уже не хотят!»

гр. Агата Кристи, «Гномы-каннибалы»..

пятница, 20 февраля 2015 г.

Вам судить...

Его зовут Рич Айвар он младший сын звёздного барона Аудара Айвара. Отец сознательно отправляет его на чужую войну в чужую систему на малоизведанную планету. По замыслам кукловодов он не должен был выжить, но он смог, и он нашел, как вырваться с этой планеты. То, что он там нашёл, привлекло внимание правящих вселенной и у Рича Айвара остаётся только одно, бежать самому и спасать доверившихся ему друзей. 

Публикуем отрывок из романа Евгения Катрича "Баронет. Начало пути"...

Малый зал совета клана Хамсов имел круглый вид с довольно высокими стенами, переходящими в купол. Купол был сделан из красного материала в виде четырёх лепестков, на каждом лепестке были нанесены странные иероглифы, не повторяющиеся на других лепестках, под каждым из них на чёрном полу стояло большое кресло. Все четыре кресла были направлены в центр зала. В центре зала - небольшой красный круг, который находился под местом схождения лепестков в одну точку. Рич зачаровано рассматривал малый зал совета клана и не заметил, как за ним закрылась дверь, ведущая в зал.
- Капитан Рич Айвар, уроженец вольных баронств империи Вейту, – голос прогремел по всему залу, – прошу пройти в центр круга.
- Зачем?.. – Рич растерялся, этот круг по непонятной причине не нравился ему.
- Слышащий Рич Айвар, прошу встать в центр круга. – Ответа так и не последовало, а настойчивость в голосе появилась. 
Через несколько секунд он решился. Пройдя мимо одного из кресел, расположенных спинкой к входу в зал, Рич уверенным шагом вошёл в круг и встал в центре. Только сейчас он обратил внимание, что четвёртое кресло, находящееся лицом к входу отличалось от остальных, на нём были нанесены несколько строк иероглифов на внутренней стороне спинки. 
Луч красного света резко, как прожектор корабля, ударил с места, где соединяются лепестки купола. Рич видел, что луч не выходит за грани круга, в котором он стоял. Подняв взгляд с пола, Рич от неожиданности чуть не вышел за его пределы. Напротив него в кресле с иероглифами сидел старый, но ещё крепкий ящер тёмно-зелёного цвета с красными полосками на руках. Его взгляд пронизывал Рича. Морда ящера показалась ему знакомой, на него смотрели два желтых глаза с вертикальными зрачками. Где я мог его видеть, - спрашивал себя Рич? И вдруг осознал - это был сам основатель клана Хамсов.
- Меня зовут Амиль Самвел, ты слышащий, но не относишься к расе Норохов, кто ты? И почему Хранитель крейсера «Ирмит» назначил тебя временным капитаном? – это и Ричу было интересно, но он не знал, как ответить.
- Сэр, Амиль Самвел, я не знаю ответов на ваши вопросы, лучше спросить у самого Хранителя крейсера «Ирмит». – Ни одна эмоция на морде старого ящера не дрогнула.
- Хранитель Мелофис, ответьте на этот вопрос. – Амиль повернул голову в сторону кресла, которое было с правой стороны от Рича, в нём сидел знакомый ящер Мелофис в своей неизменной мантии.
- Я выполнил требования инструкции клана Хамсов №С1 «поиск любого представителя расы имеющего способности слышащего и передача временных полномочий капитана до доставки корабля на родную планету клана Хамсов», Верховный Хранитель Амиль Самвел. – Мелофис склонил голову.
- Мелофис, дайте мне полный отчёт, я ждал вас давно, но через некоторое время Хранительница станции Леокадия начала процесс консервации станции и я утратил связь с внешним миром. У меня осталось мало сил, мой кристалл почти пуст, сколько времени прошло, - он обхватил свою голову руками и наклонился вперёд. Снова взглянув на Мела, Амиль спросил: 
– Ты хочешь сказать, что наша раса уничтожена? Этого не может быть, вы лжёте!
Резкая боль пронзила голову Рича, от неожиданности он упал сначала на колени, а потом завалился на бок и сжался в позе эмбриона. Его голова просто разрывалась от боли, перед глазами сквозь разноцветные круги пробивались надписи на языке Норохов. Ощущение будто в голове кто-то копается раскалённой рукой, его пальцы проникали в саму глубь его сознания, Рич надеялся, что вот-вот он потеряет сознание и это всё прекратится, не было сил даже кричать. Боль резко ушла, так же, как и появилась. Рич растянулся на полу во всю длину, всё лицо было покрыто потом, силы были потрачены на борьбу с головной болью.
- Встань, слышащий Рич Айвар. – Рич перевернулся на живот и попытался встать, но руки дрожали, переведя дыхание, он всё-таки смог подняться. – Я приношу извинения за своё поведение, ты принимаешь их?
Из баз знаний, доставшихся Ричу он знал, что у Норохов было принято, вызов на дуэль или принятие извинений необходимо подтвердить. Как бы много не хотелось сказать старому ящеру, Рич понимал, что его вспыльчивость может только навредить. 
- Я, Рич Айвар, принимаю извинения от Верховного хранителя Амиля Самвела. – Лоб покрылся потом и начал затекать в глаза. Проморгавшись Рич увидел, что остался наедине с Амилем. 
- Хранитель Мелофис поступил мудро в данной ситуации. По его последним данным расы Норохов больше не существует и я больше не Верховный хранитель клана Хамсов, я их тень… - ящер замолчал и углубился в свои мысли. Его облик смазался, но через несколько минут ящер вновь поднял свой взор на Рича. – Ты слышащий, я потратил почти всю энергию монокристалла «Арроний» на то, чтобы заглянуть в твоё сознание, мне осталось существовать недолго. Я основатель клана Хамсов прожил больше двух сот лет и заслужил право перед императором на создание своего клана. Когда моё время начало подходить к концу я перенёс своё сознание в большой монокристалл «Арроний», который добывался только на одной планете. Наши учёные открыли его уникальные свойства переноса сознания в себя, но не обратно. Позже Арроний разделили на четыре части, одна часть находилась на родной планете в крепости клана, две другие части были в колониях клана, последнюю часть отправили сюда в момент начала войны с Ирками…
Перед глазами Рича мелькали размытые картинки из прошлого, проскакивали сцены далёких битв, виды планет со странными строениями. Он видел, как счастливый Амиль Самвел держит на руках маленького ящера, страшную выжженную поверхность планеты с уходящими в чёрный космос кораблями разного вида и форм. И вот Амиль в возрасте лежит на большом белом кресле, над которым свисает некое оборудование, рядом находятся пять ящеров в парадных красно-чёрных мундирах, за их спиной стоит небольшой постамент с тусклым кристаллом красного цвета. Новое изображение показывает большой зал с большим количеством ящеров в ярких нарядах, на возвышении находятся три кресла, похожих на старые троны, а над ними ярко сверкает красным светом кристалл. 
- Ты прошёл проверку Рич, ты слышащий и верен клану Хамсов, ты мог отдать крейсер своим правителям, но ты решил отправиться в неизвестность с малым шансом на выживание, дабы вернуть корабль истинным его владельцам, не рассчитывая на вознаграждение. Я знаю о твоих спутниках, я вижу и слышу их страхи за тебя, они верят тебе, значит и мне надо поверить в тебя. – Старый ящер выпрямился в кресле, занял горделивую позу – прошу тебя выполнить мою последнюю волю, прошу тебя отправиться к останкам нашей родной планеты и поместить монокристалл «Арроний» в центр самого большого куска нашей планеты. 
- Готов, Верховный хранитель клана Хамсов выполнить Вашу последнюю волю. – Рич не лукавил, говорил правду, он на самом деле готов был отправиться на родную планету Норохов. Что ждало Рича в родных баронствах? Ничего, он всего навсего младший сын барона… 
- Как Верховный хранитель клана Хамсов, я Амиль Самвел властью данной мне первым императором Норохов… - Амиль встал со своего кресла-трона и подошёл к Ричу, смерил его взглядом и обхватил его голову своими трехпалыми руками. – Прими дар в знак моей к тебе благосклонности…