пятница, 30 октября 2015 г.

Между чувствовать и видеть...

Всегда интересуюсь, чем живет автор. Понимая, что ему не до меня, порывшись в Интернете,   делаю открытия. Вот нашла, вдохновляющие для себя строки Ольги Жван. Стихотворение называется "Место для вздоха". И образ девушки, подобранный мною, для другой совершенно работы, лег к стиху как пазл. Или мне так кажется, но короткие строки о чувствах вдохновляют.


Оставить место для вздоха
В моей вселенной не жалко.
Я открываю просторы
Для поглощения правды,
Для обретения веры,
Для удержания слова,
Для озарения светом
Моей уставшей, не новой,
Но однозначно счастливой
Игривой, яркой души…

С этого места и начинается подробный рассказ.

Трудно представить автора, с которым знаком по пару десятков электронных писем. Я не знаю человека, но по его отношению к совместному делу, понимаю- увлечен... Увлечен, тем, что пишет, что делает. Терпелив - это чувствуется, искренний, поэтому, думаю сработаемся...Автобиографию автора прочла с удовольствием - всегда интересно как люди приходят к писательству. Надеюсь, это будет хорошим началом пути...
Александ Теущаков. 
Родился в 1959г. в семье учителей. Мама преподавала в школе русский язык и литературу, а отец учил труду. Рано потерял мать – ушла из жизни, когда мне было 12 лет. В детстве и юности любил сочинять, прямо на ходу рассказывал сверстникам разные истории. Появилась мечта, написать книгу. В течение жизни брался писать несколько раз, но не хватало опыта и времени. После окончания школы в 1978г. работал на заводе токарем, и всеми клеточками чувствуя, что это не моя профессия, пристрастился к рисованию. Случайно попал в группу художников и самостоятельно приобрел навыки оформителя, затем в 1983г. окончил ЗНУИ (Заочный народный университет искусств), работал художником-оформителем, но всегда стремился к индивидуальности. Наконец, осуществил свою мечту, построил худ. мастерскую и по сей день работаю художником. 
В 2010г. занялся плотно самообразованием и решил осуществить еще одну мечту – писать книги. Пять лет упорного труда дали результаты: написал пять романов. Люблю писать детективы, об исторических событиях в приключенческом жанре, о научной фантастике. Пишу о том, что пытаются скрыть от общества криминальные авторитеты, о скрытной жизни маргиналов – «Воров в законе». По ходу написания романа-трилогии «Путь Черной молнии» приходилось брать интервью у людей, находящихся по разные стороны закона. 
Как то прочитал книгу Брэма Стокера «Дракула» о Трансильванском вампире и с удивлением до сих пор наблюдаю тенденцию молодежи к подобной фантазии. Решил написать историческую книгу об этой же стране, только о событиях, максимально приближенных к реальности – борьбе Венгрии с Османской империей. Роман получился историко-приключенческий – «Перстень с трезубцем»

(Отрывок из книги Александра Теущакова. Перстень с трезубцем)
Пролог

В Западной Европе есть удивительная страна – Трансильвания. Мадьяры называют ее – Эрдеем, а немцы – Семиградьем. 
Изумительным ореолом красоты окружила природа горы и леса. Величественные родовые замки, города-крепости, монастыри и древние обители веками хранят свои истории и тайны. Одна из таких легенд заняла свое место в летописи былых времен и по сегодняшний день вызывает споры, а поэтому рождаются все новые и новые слухи. 
Эта история приключилась в Южных Карпатах, в начале XVI столетия, когда османское иго захлестнуло горем народы Венгрии, Трансильвании, Валахии и другие прикарпатские королевства и княжества. В эпоху экспансии османской империей Европейских государств, национальные герои поднимали мадьярский народ на защиту своих земель. Среди множества таких защитников выделялся Ва́шар А́ндор – неуловимый гайдук, не признающий дворян, идущих в услужение к османской знати и австрийским королям Габсбургам. Турецкие наместники прозвали его маридом, а Трансильванские дворяне – «Черным гайдуком». Вашар захватывал и сжигал обозы, нападал на небольшие отряды турок, возвращая свободу захваченным в плен людям. Справедливо разбирался со знатными помещиками, грабившими свободных крестьян.
Горы и могучие леса скрывали неуловимого гайдука и его ватагу. Люди молвили – он часто появлялся в Южных Карпатах в ущелье Дьёрдя Дожа, откуда делал тайные вылазки в укрепленные замки и нападал на турецкие обозы. Вашар Андор со своими людьми проникал по тайным ходам в крепости и наводил ужас на турецкие гарнизоны. Крупное вознаграждение назначил за его голову вице-визирь Алишер-паша за то, что Вашар посмел захватить сокровища, собранные подчиненными паши во многих крепостях, замках и домах знатных дворян
Турки, собирающие налоги с населения, не успевали докладывать своему начальству, что Черный гайдук вновь обобрал их до нитки. Вашар избрал именно это ущелье, названное в честь его земляка Дожа, национального героя Венгрии. Старые солдаты и крестьяне называли предводителя повстанческого движения Дьёрдем Секеем. В 1514 году в этом ущелье планировался общий сбор войск Дожа перед ударом по всем турецким форпостам, расположенным на южных границах Трансильвании. Через тридцать лет Вашар соберет повстанцев и крестьян в том же ущелье и даст решительный бой турецкому войску, разгромив его до основания.
Внезапная встреча гайдука с богатой графиней Жомбор Ребекой, стала неожиданным поворотом в его судьбе. Сначала, они расходились во взглядах, и долгое время враждовали, но затем сошлись в общем деле – борьбе с турецкими захватчиками. Некогда коварная и мстительная графиня, увлеклась отчаянным гайдуком, и долгие годы любила его страстно и преданно. 
Параллельно с существованием гайдука Вашара, идет жизненный путь знаменитого графа Ласло, справедливого и храброго воина, живущего в своем замке «Железная рука». Ласло не по душе, когда его соотечественники открыто выражают свои симпатии турецкому султану, а другие преклоняются перед королем Австрии – Фердинандом I. Ласло Михал влюблен в прекрасную девушку – Йо Этель, они помолвлены с самого детства, но перед свадьбой беда ворвалась в их жизнь, Этель была похищена неизвестными людьми.
И кто бы мог подумать, что в этой истории была замешана гордая Жомбор Ребека, об отце которой ходили, страшные слухи: поговаривали, что он обучал орлов нападать на людей…
С этого места и начинается подробный рассказ.

Второе дыхание Баронета

С чего-то все начинается. Наша история - с Баронета. Это была первая, не совсем уклюжая попытка редактирования и издания книги. За кропотливой работой скрывался сюжет, зарывался в строках, запятых, точках, но увлекшись сюжетом, забывал про них и потом снова возвращался. 
И вот уже после успеха, признания читателем, приходит второе дыхание, ты возвращаешься к пройденному и понимаешь как дорога самая первая, неуклюжая, но по-настоящему правдивая и
захватывающая работа...


(Отрывок из книги Евгения Катрича "Баронет. Начало пути". Космическая фантастика)

Пролог
Пепел… Пепел и пыль были везде… Пепел шел как снег и укрывал всю долину.… На выступе стоял человек в черно-матовом десантном скафандре, он стоял, опираясь на штурмовую винтовку «Грок 3А». На левой ноге из двух отверстий, уже затянутой аварийной пеной, были видны следы крови. Перед ним расстилались руины исследовательского центра на планете Раус в системе RS-1108, мало кому известной.
Его звали Рич Арвай, младший сын барона Аудора Айвара из Вольных баронств, входящих в состав Империи Вейту. Он смотрел на догорающие останки исследовательского центра после планетарной бомбардировки, и не мог понять зачем, зачем столько жертв? Не может быть, что из-за какой-то захудалой планеты, погибло столько людей. Даже если поверить, что на планете нашли ценные ресурсы, во что вериться мало, возможно правы были слухи, и на планете нашли какой-то артефакт древних. Но разве может один артефакт окупить два флота, противостоящих друг другу? Десять тысяч десанта и вспомогательного персонала? Только вольные баронства предоставили по требованию империи десантный транспорт третьего поколения, на борту которого было два батальона десанта, а также пять эсминцев, два фрегата и два крейсера третьего поколения. Это был максимум, что могли себе позволить баронства.
– Сэр? – оклик сержанта прервал мысли Баронета Рича Айвара.
– Докладывайте, сержант. – Сержант Киркит был рослым мужчиной уже в годах и один из немногих выжившего младшего состава. Он стоял рядом со своим командиром в штурмовом десантном скафандре «Щит 3А» третьего поколения, на котором были видны следы недавнего боя.
– Лагерь развернут, техники заканчивают разворачивать охранный периметр, медики подготовили полевой медцентр. Раненых много, сэр. – доложил сержант.
– Потери батальона подчитали, сержант? – после пережитой мясорубки, батальон потерял почти весь офицерский состав и в строю остались только три сержанта. Два лейтенанта, оставшихся в живых, были ранены. – Сколько мы похороним сегодня?
– Двести сорок два десантника и двадцать шесть техников, но окончательный результат будет только утром, сэр. Кто переживет ночь, будет жить, так сказали медики лейтенанта Тойса Ракса.

После соединения группы кораблей вольных баронств с ударным флотом Империи Вейту в секторе Чойрса 2, флот, с помощью разгонных блоков, совершил прыжок в систему RS-1108. Как позже выяснил Рич, система RS-1108 располагалась относительно далеко для стандартных гипер-прыжков кораблей. Если крейсер третьего поколения мог прыгнуть в систему, то на обратный прыжок у него не оставалось топлива. Поэтому и были применены разгонные блоки, их применяли в отдаленных системах, где не было гипер-врат. Но разгонные блоки стоили недешево. Это был первый сигнал для него на то, что это не просто конфликт между Империей Вейту и Республикой. 

вторник, 27 октября 2015 г.

Роман с родиной

Порой мы не внимательны и случается это с нами до какого -то определенного момента, а потом, что-то западает в душу и оставляет впечатление. Оно толкает тебя к действию. Именно, история, поведанная автором, вдохновила на издание книги "Перстень с трезубцем". Трудно даже представить, возможно ли чувствуя корни, так долго оставаться вдали от родины и хранить свою историю. Удивительно...


Александ Треущаков. Перстень с трезубцем.  От автора

Эту историю я услышал от своей мамы, когда мне было пять лет отроду. По мере моего взросления ее рассказы обрастали новыми подробностями.

В свое время мать услышала эту удивительную историю от своего отца Михаила. Трагично, именно так сложилась его жизнь. Во время первой мировой войны он воевал в составе Австро-венгерской армии против России. Попал в плен, его сослали в Сибирь, в село Кожевниково Томской области, где он и познакомился с моей бабушкой Аксинией. Семья у них была большая, семь детей, но выжили только три девочки, остальные дети умерли от болезней в раннем возрасте. Средняя из сестер, и была моя мама.

До войны с Германией огромная территория называлась Западно-Сибирским краем. В 1938 году мой дед Ашвани Михаил получил в Новосибирске разрешение вернуться на родину в Венгрию. До того, как попасть в плен, он проживал в городе Кечкемет и имел свою сапожную мастерскую. По пути из Новосибирска в апреле месяце он сильно простудился и по прибытии в Кожевниково слег. Семья продала дом, хозяйство и уже собиралась отбыть в Венгрию, как дед Михаил умер, так и не повидавшись со своими близкими мадьярскими родственниками.

Эту историю-легенду он услышал от отца, который в свою очередь от своего отца и так далее, пока жизнь не отмотала время назад и, не остановилось в начале 1500 года.

Прекрасная, полная тайн и загадок страна Трансильвания. В те далекие времена с 1438 года она обладала автономией и находилась в составе Венгерского королевства. Ею управлял воевода, (обычно венгерский магнат), происходивший, как правило, из числа секеев (этническая группа венгров) или саксов (немцы). Его войска охраняли южные рубежи государства. В феврале того же года был создан союз трех наций (мадьяры, саксы, секеи) по совместному управлению Трансильванией.

Крепко запал в моем сознании рассказ о Валашском князе Дракуле, которого люди «прославили» в легендах, как вампира. Но в его реальной жизни не было места вампиризму, он запомнился людям своими жестокими убийствами. В народе его прозвали Влад Цепеш, что означало «Сажающий на кол». Не осталась без внимания мрачная и кровавая история о графине Батори Эржебет, которая поразила меня в раннем возрасте, заставив содрогнуться от ее нечеловеческих поступков.

У каждого народа существуют свои легенды, предания, они переходят их уст в уста, перешагивая сквозь годы и столетия. Эта история запомнилась мне чистотой любви, вспыхнувшей в сердцах графа Михала и баронессы Этель, они умели терпеть и верить, меня восхитило их благородство, воспитание, храбрость и отвага.

Пусть сотни лет разделяют нас от событий в европейской стране, множество войн и катаклизмов, но красивый, запоминающийся рассказ не забывался с раннего детства.

Для общей истории нашей земли небольшой отрезок времени с 1510 по 1552 гг. – это миг, но очень важно, чтобы он не затерялся среди множества событий, произошедших в маленькой стране, под названием Трансильвания.

Где тебя черти носили?

Созидание - черта, которая объединила нас с Алексеем Котовым, поэтому следует серия изданных книг автора: "Лебединая охота", "Черная книга", далее "Записки честного пингвина". Без юмора, счастья тут не обошлось - поэтому, отрывок из "Черной книги"  - в удовольствие... и скоро в продаже
  
… Еще ни разу в жизни черт Конфеткин не был так говорлив, как в тот дождливый вечер! Он щедро платил за выпивку, умолкал только на пару секунд, чтобы сунуть в
рот очередную сигарету и снова говорил, говорил, говорил...
Временами в его глазах мелькало что-то тоскливое и темное, но черт упрямо мотал головой, напряженно улыбался и возобновлял свой монолог.
— … Отдохнул от всего так, что мало не покажется! Есть такая поговорка «где тебя черти носили?» Это точно про меня. Вот, например, на Карибах меня позавчера акула сожрала. А смысл? Она-то думает: «Вот я наелась!», а у самой брюхо пухнет и пухнет. Ба-бах!.. Нет ни акулы, ни смысла. Но море — ладно. Скучно!.. Шторма нет — оно плоское как блин, а если шторм — ну, плескается вода как в корыте. Одним словом, все зыбко и условно, как у нас в «Трех дубах» на пьяной свадьбе двух старых ведьм, — черт выдержал небольшую паузу, оглядывая зал таверны, и словно ища подтверждения своим словам. — Ну, отдыхаю я дальше… А куда полетишь, спрашивается, если уже почти везде был и все видел? Потом думаю: я же на Монблане еще не был! Ну, полез туда… Сначала — камни, потом мох на камнях, потом — просто снег. Чуть не замерз, а веселее не стало. Смерти нет, старик!.. Акулы дохнут от чертячьего мяса, а с Монблана на лыжников иногда падают замерзшие, шерстяные глыбы… В Париже я решил раскачать Эйфелеву башню. В итоге наши же набили мне морду за… — Конфеткин несколько раз щелкнул пальцами, вспоминая нужное слово, — … за религиозный экстремизм. Оказывается, все, что находится на уровне кафедральных крестов — уже свято. Этому закону полторы тысячи лет, но надо же, вспомнили, сволочи! 
Опрокинув пару стаканчиков и расслабившись, старик более внимательно слушал болтовню черта. Инф отлично знал, что любой черт не любит ни подобострастия, ни грубости, а поэтому слушал его молча, лишь изредка, ни к месту, кивая головой.
Болтовня Конфеткина затянулась за полночь. Он вспомнил Пекин, Вашингтон и даже какой-то Нью-Хайленд, в котором участвовал в гонках на списанных машинах.
— Трое отправились прямиком туда, — черт ткнул пальцем в потолок. — Пьяные самоубийцы, вот и все… Я сам два раза горел. Медсестра в больнице, после того, как с меня стащили кожаную куртку, потеряла сознание, — черт захохотал. — Вот дура!.. Подумаешь, плечевая кость из поясницы вылезла.
Заметив, что старик начинает пьянеть, черт толкнул его ногой под столом.
— Не спи, тетеря.
— А что, сегодня будет что-нибудь? — старик поднял голову и сонно оглядел зал таверны.
— Может и будет… Только тебе-то что? Ты все равно уснешь через пять минут, — черт вдруг приблизил морду к лицу старика и шепотом спросил: — А эти трое… ну, те самые… Помнишь? Как тут они, а?.. Живут?
Старик кивнул.
— И как?
Инф не знал, что сказать черту. Он немного подумал и стал бормотать что-то невнятное о Мамзи и ее брате Медведе.
— Сопьются, наверное, — заключил он. — Хотя Баку это не выгодно.
— А этот?.. Ну, третий… Его, кажется, Андреем зовут.
Инф честно признался, что почти не видит его.
— Он договора заключает разве что… — неуверенно добавил старик. — Потом сразу уходит наверх.
В зале справа вспыхнула большая драка. Дрались две растрепанные женщины и старый, пьяный черт. С той «воительницы», что помоложе, сыпались бриллианты и веселыми, разноцветными искорками скакали по полу. Дюжего Бака не было за стойкой и драку пришлось разнимать Медведю. Ругань достигла своего апогея. Медведь был не в настроении и вел себя крайне грубо, даже не пытаясь выяснить, кто начал драку и по какой причине. 
Черт Конфеткин нагнулся, подобрал один из бриллиантов и без видимого интереса осмотрел его.
— Настоящий, — заключил он. Черт бросил бриллиант на пол. — Договора он, значит, заключает, да?
— Андрей? — переспросил Инф.
Конфеткин промолчал, наблюдая за тем, как Медведь лупит старого черта. Закончив с ним, он схватил за волосы обеих дам и поволок их к выходу. Женщины сильно визжали, а одной из них удалось прокусить руку Медведя, которой он держал ее подругу. Но тот и не подумал разжимать кулак.
Из-за портьеры за стойкой бара появился Бак. Он что-то жевал и бросил мимолетный взгляд в сторону Медведя. На лице бармена не дрогнул ни один мускул. Примерно таким же взглядом он смотрел бы и на уборщицу со шваброй и на то, как его разгоряченные гости иногда превращаются в огненные столбы. 
Выбросив женщин за дверь, Медведь вернулся к старому черту. Тот только пришел в себя и пытался встать. Медведь несколько раз ударил его ногой и когда черт снова затих на полу, взял его за ногу и потащил к выходу.
Увидев Конфеткина, Бак махнул ему рукой и презрительно усмехнулся.
— Надоело все… — вдруг изменившимся голосом сказал Конфеткин. 
Он налил Инфу полный, до краев, стакан до краев и зло сказал:
— Пей! 

четверг, 22 октября 2015 г.

Исследование рынка - просто читать

Точными цифрами о распределении пиратской части рынка между конкретными игроками Сергей Анурьев не обладает. «Об их популярности мы можем косвенно судить по данным [сервиса анализа трафика] SimilarWeb», — сказал он РБК. Анурьев назвал два самых популярных сайта, которые распространяют нелегальный контент: торрент-трекер RuTracker.org (91,4 млн посещений в июне, по данным SimilarWeb) и Flibusta.net (5,2 млн заходов в июне, по SimilarWeb), но оценить их доходы от рекламы не смог.

По собственным данным «Литреса», в 2014 году компания занимала 59% рынка легального книжного контента в интернете. Выручка сервиса в 2013 году, по данным СПАРК-Интерфакс, составила 187 млн руб., чистая прибыль — почти 28 млн руб. Данных за 2014 год в базе нет. Анурьев финансовые показатели не раскрывает, уточняя лишь, что за последний год (с 1 июля 2014 года по 1 июля 2015 года) сервис реализовал 6 млн электронных экземпляров книг.

Исходя из оценки «Литресом» рынка и своей доли, выручка компании по итогам 2014 года могла составить до 500 млн руб. Второй по популярности сервис с легальным контентом — «Google.Книги» с долей 12,8%, третий — «Аймобилко» с 5,4%, приводит данные Анурьев.

По мнению гендиректора «Литреса», в 2015 году объем рынка может вырасти почти вдвое и достигнуть 1,7 млрд руб. По его подсчетам, последние три года рынок демонстрирует рост в среднем на 99,3%. Доля легального контента при этом, по его мнению, будет постепенно расти, в основном благодаря ужесточению антипиратского законодательства.

C 1 мая этого года вступили в силу расширенные поправки в антипиратский закон: он начал распространяться на книги, музыку, софт и другие виды контента — все, кроме фотографий. До этого закон защищал только фильмы и сериалы. Кроме расширенного списка типов контента, закон дополнился новым пунктом о «вечной блокировке»: если Мосгорсуд дважды признает ресурс виновным в распространении нелегального контента, Роскомнадзор внесет его в список запрещенных сайтов и заблокирует навсегда.

http://azapi.ru/events/oneevent/33